баннерная реклама :)

Главная » Польша» В Польшу на машинах и с собаками

В Польшу на машинах и с собаками 

июнь 2009

В прихожей сложен багаж, собака нетерпеливо повизгивает: "Меня не забудьте!"… Мы снова собираемся в дорогу. На этот раз наш путь лежит в Польшу, на международные соревнования по аджилити ALL BREEDS CUP — "Кубок всех пород". Стартуем из Петербурга на двух машинах "паровозиком", третья отправится позже. Кто знает, может и встретимся по дороге. Наш экипаж увеличился на одного шелтика, так что всего теперь в "Ланосе" четыре собаки и три человека. Следующему в кильватере "Логану" легче — два человека, три шелти.

Маршрут рассчитан с запасом, так, чтобы и до места доехать вовремя, и по дороге куда-нибудь завернуть, посмотреть, искупаться… В итоге на полуторатысячекилометровый пробег до города Козенице (под Радомом, на юг от Варшавы) закладываем три дня.

Очень помог опыт прошлогодней поездки в Германию — знаем, что может понадобиться в дороге, а что, как, например, палатку, можно оставить дома. Значительная часть пути совпадает с прошлогодним маршрутом, так что можно заранее спланировать места ночевок, отдыха, заправок… Созваниваемся с гостиницей в Даугавпилсе, звоню на ферму в Польше, дозваниваюсь до кемпинга в Козеницах — лучше пусть лишний раз подтвердят бронирование. Нас везде ждут, нас везде готовы принять, даже несмотря на нашу "особаченность".

Последняя проверка: клетки в багажнике, "зеленая карта" в бардачке, дорожные карты распиханы по всему салону… 8 июня мы отправляемся в путь. Место встречи — микрорайон Рыбацкое, последние перемещения людей и собак… В дорогу!

Погода средненькая, но это и к лучшему. По крайней мере, не жарко, и солнце не слепит. Настроение у всех прекрасное. Покидаем Санкт-Петербург, подъезжаем к Луге. Здесь делаем короткую остановку — ноги размять — и снова по машинам.

В Острове сворачиваем на Пыталово, к границе. Уже знакомый по прошлому году плакат "Платная дорога". На дорожном покрытии это не сказывается; ехать можно, но не более того. Перед самой границей (пост Убылинка) — бензоколонка "ПТК" с кафе и гостиницей. Насчет гостиницы не знаю, а в кафе даже варят кофе.

Подъезжаем к первому шлагбауму. Оплата проезда. За легковую берут 300 рублей, микроавтобус — 480. Квитанция, чек… Сразу за шлагбаумом упираемся в хвост немалой очереди латвийских автомобилей, преимущественно — весьма потрепанных Фольксвагенов… На наших глазах машины въезжают в Россию, заруливают на бензоколонку, а потом сразу вклиниваются в очередь, причем не в конец, а куда-то в середину — очередь занимают сразу для нескольких машин! А пассажиры в это время уже тащат какие-то сумки из соседнего магазинчика.

Как выяснилось, нас ждал приятный сюрприз. Оказывается, машины с российскими номерами на выезд следуют без очереди, так что мы сразу оказываемся у шлагбаума погранпоста.

Самое сложное на границе — терпение. Таможенная декларация, таможенный досмотр, пограничный контроль, пограничный досмотр. В промежутках — ожидание. Ответы на вопросы типа "Какой пробег у вашей машины? Почему декларация не типографская, а из Интернета? Совпадает ли адрес в Петербурге с указанным в свидетельстве о регистрации?". Ответы двумя пальцами настукиваются в компьютер.

На латвийской стороне пограничник собрал паспорта и удалился в будку. Остальные в это время толпились вокруг машин, пересчитывая собак и спрашивая, что нарисовано на нашем клубном флажке (кстати, как выяснилось, такой флажок, торчащий над крышей — очень удобная штука при следовании колонной; даже если кто-то посторонний вклинится на шоссе, своих всегда видно даже через несколько машин).

Наконец, въехали в Латвию. Навстречу змеится очередь (единая) из примерно тридцати машин. По словам водителей, это приблизительно часа на четыре… Хм! Нам же еще обратно ехать!

Как и в прошлом году, добираемся до Даугавпилса — самого русского города Латвии, центра провинции Латгалия. Знакомая гостиница "Celtnieks" (Строитель) при стадионе. У нас заказаны два номера, но администратор предлагает один, двухкомнатный, с большой прихожей и выходом не в коридор, а сразу на лестницу. С собаками это очень удобно. Двухместное размещение здесь обходится в 12 лат (примерно 700 рублей) за номер.

Время еще не позднее, но за спиной 600 километров, граница и первый день пути. Гуляем собак, ужинаем, пьем латвийское пиво и укладываемся спать.

Утро радует хорошей погодой. Впереди Литва. Следующая ночевка запланирована на ферме пана Сливинского, почти сразу после литовско-польской границы. Каунас мы посещали в прошлом году, поэтому решено сделать небольшой крюк и завернуть в Тракай. Княжеский замок XV века на острове посреди большого озера. У берега покачиваются белоснежные яхты и пароходики, зазывая на водную прогулку вокруг замка. На набережной плотным рядом стоят палатки торговцев сувенирами — открытки, магниты, янтарные украшения. Прилегающие к набережной улочки застроены старыми избами, хозяева которых "имеют свой бизнес" — можно припарковаться на обочине (городская парковка с паркоматом, 3 лита в час), а можно заехать во двор такой избы (тень, 5 литов и стой, сколько хочешь).

Вход в замок платный — 12 литов (около 4 евро). Внутрь собрались только я и Света — водитель второй машины. Остальные гуляли по острову вокруг замка, пока мы обследовали цитадель крепости.

Вообще, посещение Тракайского замка оставило двойственное впечатление. С одной стороны, видно, какие огромные реконструкционные и реставрационные работы были произведены при возрождении этого огромного сооружения. Очень красиво и живописно. Есть где погулять и что увидеть. С другой — замок показался немного бутафорским. Не ощущалось какого-то аромата подлинности, что ли. Здесь хорошо было бы снимать исторические фильмы и экранизировать "Айвенго". Аттракцион для туристов — да. Но представить себе князя Витовта со свитой в этих стенах я так и не смог.

Погуляли, пофотографировали, едем дальше. Ищем место для выгула собак. Нашли симпатичный сосновый лес, съехали на проселок… Все бы ничего, но, стартовав далее, почти сразу обнаружили на собаках клещей. Собаки у нас все обработаны от этих паразитов, но все равно, хорошего мало. Проводим на обочине почти час, перебирая собачью шерсть. Вроде бы вынули всех, можно ехать дальше.

Проехав Пренай и Марьямполе, пересекаем границу Польши. Первый же городок с абсолютно нечитаемым названием Sczypliski славен своими обменниками и придорожными кафе. Меняем деньги (в этом году за евро дают примерно 4,40 злотого. Очень удобно сравнивать цены: 1 злотый равен 10 рублям). Наконец, самый ответственный момент: ищем корчму, чтобы отведать бигос. Быть в Польше и не наесться бигоса — зря съездить. Очень вкусное и сытное блюдо, много капусты, много мяса… Кто не за рулем — заказывают пиво, садимся на открытой террасе и наслаждаемся национальной польской кухней.

В телефон стучится смс-ка. "Мы въезжаем в Польшу, где вы ночуете?". Ура, нас догоняет третий экипаж. Отстукиваем ответ с названием городка и через десять минут рядом с нашими машинами паркуется знакомый микроавтобус.

Последнее усилие, и мы прибываем на ферму. Кто читал наш прошлогодний отчет " Большое собачье путешествие ", возможно, помнит наше знакомство с системой агротуризма и восхищение фермой, утопающей в цветах. В этом году цветов еще не так много, лето только началось, но все равно, очень красиво. Как выясняется , хозяйка запомнила нашу команду еще по прошлому году. Заселяемся в уже знакомую комнату, расплачиваемся (30 злотых в день с человека) и скорее идем на уже знакомый пляж. Очень хочется искупаться. Поначалу вода кажется холодноватой, но потом не хочется выходить. И тишина вокруг…

Утром прощаемся с хозяевами и возвращаемся на трассу. Хочется доехать до места пораньше, поэтому едем, не отвлекаясь. Под Ломжей машины требуют заправки. Бензин стоит примерно евро за литр, как в Прибалтике, так и в Польше.

Варшаву объехали через Минск Мазовецкий, в районе Гуры Кальварии пересекли Вислу. Козенице уже упоминается на дорожных указателях. Вокруг — клубничные поля, где уже созрел урожай. Прямо у дороги ягоды продают корзинками. Решаем не останавливаться, а купить клубнику уже на месте "Ну должна же она там тоже быть!".

Прибываем в кемпинг… На террасе ресторана сидят спортсмены из Москвы, приехавшие чуть ранее. На вопросы про размещение лишь загадочно улыбаются и сообщают, что "у них тут полный кавардак, никто не знает в каком домике сколько кроватей". Удивляюсь, беру Свету в помощники и иду регистрироваться.

Заранее бронировал два домика, трех- и четырехместный. Получаю ключи и схему. Естественно, домики в разных концах кемпинга. Смотрим первый — трехместный. Длинная комната типа "бытовка". Три кровати, стол и шкаф. Для клеток места нет. Смотрим второй. Двухкомнатный скворечник… Оп-па! Кроватей аж шесть. Зато места МЕЖДУ кроватями нет вообще. Начинает пробивать на хи-хи. Идем к портье с вопросом " А зачем нам так много кроватей?". Поляки не знают и предлагают забрать лишние. Соглашаюсь. Раскладываем вещи. Один шкаф запихиваем в закуток с раковиной (умывальная комната?), кровати как-то раздвигаем, стол выносим на террасу. В итоге можно поставить клетки, но, чтобы умыться, надо срочно худеть. С трудом находим розетку (хорошо, не под кроватью — видел и такое). Включаем чайник. Гаснет свет. Иду к портье, напоминаю про кровати, прошу прислать электрика. Обещают. Начинается дождь. Вопрос выбора кроватей решается сам собой, так как на две течет с потолка. Перегоревшую лампочку поменял сам, так что нам снова светло. Электрик так и не пришел. Как выяснилось, нам еще повезло. В кемпинге идет неторопливая реконструкция, старые домики разбирают, уже построили несколько новых. Знакомая москвичка получила ключи и схему, долго искала домик, но нашла только фундамент — "скворечник" уже снесли.

Вечером — регистрация. Получаем номера, каталоги, подарочные футболки, талоны на торжественный "Гала-обед" в пятницу и лотерейный билет для розыгрыша в субботу. Ближе к ужину вспоминаем, что из припасов остались только бомж-пакеты (или одноразовая еда — кто как называет). Даже хлеб кончился. Искать магазин неохота, решаем продержаться до утра. Утром начались соревнования.

В далеком-далеком прошлом (в семидесятых годах) аджилити родилось как производная от лошадиного конкура. С тех пор что-то изменилось, что-то усовершенствовалось, но основная идея — кинологические состязания на точность и скорость прохождения цепочки препятствий — требуется провести собаку через препятствия максимально быстро и с минимальным штрафом. Международные соревнования "Кубок всех пород" проводились уже в шестой раз. Забеги организовали одновременно в трех рингах. Каждая собака участвует ежедневно в трех забегах (а если попадет в число финалистов, то и в четвертом — финальном). Если у спортсмена несколько собак — доставайте калькулятор. Наш тренер — Татьяна Михайлова — со своими тремя собаками за четыре дня пробежала 37 трасс. И это не предел — Светлана Туманова (неоднократный Чемпион мира и призер соревнований любого уровня) привезла из Москвы пятерых.

В целом соревнования сложились удачно. Петербургские спортсмены, все без исключения, побывали на пьедестале почета. Надо отдать должное полякам — награждали за все, что только можно: за отдельные трассы, за результаты двоеборья, в личном, парном и командном зачете, награждались лучшие представители пород, лучшие представители своих стран. Был проведен розыгрыш Кубка мэра города Козенице (врученного в последний день то ли самим мэром, то ли его представителем — никто так и не понял). Подведение итогов и награждение призеров проводилось каждый вечер в "музыкальном театре" — на летней эстраде кемпинга на берегу озера.

Попытались мы искупаться в этом… озере. Первый день был излишне жарким, поэтому, улучив минутку перед награждением, сбежали на пляж. Огороженная мостками купальня отпала сразу — в мутной воде не видно, куда нырять, а отсутствие лесенки наводило на мысли о невозможности выхода на сушу. Поэтому, было решено организовать заплыв в стороне, где часть озера была отгорожена от остальной акватории заборчиком, а вход в воду наличествовал прямо с пляжа. И кто ж знал, что ЭТО — детский лягушатник? Независимые наблюдатели (остальные российские спортсмены) увлеченно наблюдали с балюстрады, как мы бродим по колено в воде, периодически приседая и пытаясь плыть "ногами по дну".

В городке же в этот день (11 июня, четверг) состоялся какой-то значительный религиозный праздник. Казалось, все жители собрались у собора. После службы из храма вынесли крест, хоругви и иконы, и торжественное шествие отправилось по улицам города. Очень привлекали внимание дети: девочки в белых платьях и веночках, как для первого причастия, шли впереди, разбрасывая из корзиночек цветочные лепестки и что-то вроде конфетти. Иногда шествие останавливалось, церковный чин (насколько удалось понять, достаточно высокого ранга) читал молитву, горожане склонялись, опустившись на одно колено, после чего шествие продолжало свой путь, вернувшись в конце концов обратно к собору. К сожалению, никто из окружающих не понимал настолько хорошо ни по-русски, ни по-английски, чтобы объяснить сущность праздника. (Примечание: впоследствии нам сказали, что это, скорее всего, праздник Тела Господня. Спасибо пользователю Marinadrobysheva на Яндекс-фотках).

Да, но магазины-то в городе все закрыты! Еды мы так и не купили. А кушать-то хочется! И спасло нас от мук голода исключительно кафе на стадионе. Следует отметить, что организаторы хорошо продумали вопрос питания. С утра и до вечера можно было приобрести горячую еду, салаты, напитки, вкусно и недорого. Это очень выручало, поскольку соревнования начинались в девять утра, а заканчивались после восьми вечера. Из соображений "попробовать все" мы питались там не менее двух раз в день, попутно пополняя свои знания в области польского языка и польской кухни. Выбирая блюдо из меню в первый вечер, я выяснил, что почти все уже "нема", ибо вечер уже, но есть "удко". Буфетчица попыталась показать на своем примере, какая часть и какого зверя мне предлагается… Вспомнилось, как в школе играли в "крокодила". В- общем, таинственная дичь оказалась куриным окорочком с гриля. Картошку поляки именуют "жимняки", а особо полюбившуюся нам свинину на гриле — "карковкой". Почему-то с морковкой мы это название не проассоциировали… В итоге, совершенно нормальным было порекомендовать кому-нибудь попробовать "кроватку с обжималками". Тем более , что поляков за стойкой изрядно повеселил мой вопрос: они долго расписывали мне какой-то салат, а я, выудив из потока польских овощных терминов что-то похожее на знакомое слово, переспросил "С абажуром?", после чего рухнули сначала мои спутницы, а потом и пани буфетчица. Вечер второго дня ознаменовался таким важным событием как гала-обед (так было написано в пригласительных билетах). Отрывные купончики на этих билетах подписаны "Суп" и "Основное блюдо" (вольный перевод с польского). Попереживав, что не взяли с собой "приличной" одежды и удобно ли идти на торжественное мероприятие в шортах, отправляемся на поиски зала, на карте кемпинга подписанного как "stolowka".

Пришедшие туда до нас рассказывали, что десерт тоже был. Не знаю, не застал. Сначала мы попали даже не в живую очередь — в очень живую толпу спортсменов, пробивающихся к раздаче супа — в одноразовые тарелочки из большого никелированного бачка. По дороге удалось с какого-то блюда стряхнуть на свой поднос несколько апельсинов. Найти место в зале уже не представлялось возможным, так что устроились за столами на улице. Второй набег — на "шведский стол". Картина напоминала свадебное застолье из фильма "Не может быть". Столы с салатами осаждала плотная толпа, сгребающая на тарелки все, до чего можно дотянуться. Моей мечтой на следующие несколько минут стал ковшик с длинной ручкой… Очень веселое мероприятие, тем более, что маринованная селедка оказалась очень вкусной.

Кончились кофе и чай. Пронесся слух, что горячее кончилось Ладно, обойдемся салатами. Прибежала распорядительница, уточнив, получили ли мы горячее. На наше утвердительное "нет!" забрала талончики и лично принесла тарелки. Третий день оказался самым дождливым. Лило с утра до вечера с малыми перерывами. Соревнования шли своим чередом, кто-то снимался, кто-то выигрывал забеги. Прошедшие в финал Кубка Пород завидовали менее удачливым соперникам, которые могли, не дожидаясь финального забега, сбежать в кемпинг.

В этот день мы еще и успели восполнить пробелы в культурной программе. Собор мы уже видели, теперь, изучая купленную в киоске открытку, решили найти вторую достопримечательность города — дворец. Методом исключения по карте определили, где он может находиться. Как выяснилось, правильно.

Оказывается, Козенице — место старое и с богатой историей. Упоминаясь в летописях с тринадцатого века, местечко было и собственностью Плоцкого монастыря, и почтовой станцией на пути из Варшавы в Вильнюс, и охотничьими угодьями польских королей. На месте дворца находились поочередно несколько охотничьих домиков, а сам дворец был построен в конце восемнадцатого века для Станислава Августа Понятовского, впоследствии отрекшегося от польского престола. После провала Ноябрьского восстания 1835 года Николай I пожаловал эти земли генералу Ивану Дену, в распоряжении чьих наследников дворец и находился вплоть до Первой Мировой войны. Изначально дворец был построен в формах позднего барокко, но впоследствии перестраивался. Главное здание было разрушено в 1939 году и впоследствии восстановлено в упрощенном виде Сейчас элементы лепной отделки и затейливые "французские" крыши с люкарнами сохранились лишь на служебных корпусах дворца, окаймляющих курдоннер. В одном из них располагается музей, а во дворце — мэрия. Комплекс окружен старинным "английским" парком. В глаза бросается множество расставленных по парку деревянных резных скульптур, как малых, так и больших, порой даже больше человеческого роста.

Вечером — снова награждение победителей. Вручают кубки, а в дополнение — миски, полотенца для собак, мешки собачьего корма, диски для фризби — летающие тарелки. Пара таких тарелок из мягкого лунно-белого пластика досталась Свете. Все бы ничего, она даже обещала их не бросать в нашем присутствии (чтобы ни в кого не попасть). Но проснуться среди ночи от душераздирающего вопля прямо над ухом: "Ой, мамочки!!! Привидение!!!". Ага!. Маленькое такое, без мотора. Оказывается, этот пластик еще и фосфоресцирует, довольно ярко. Интересно, это чтобы собаке диск кидать по ночам?

Вот и четвертый день соревнований подходит к концу. Последние финалы — Кубок Наций. Россия побеждает! На втором месте Чехия, на третьем — Эстония. Награды, поздравления… Звучит российский гимн. Все встают, но слушают молча — слов никто не помнит.

Последний вечер в кемпинге. Отправляется в путь московский автобус. У нас в планах короткий набег на супермаркет (надо же запастись едой на обратную дорогу) и вечеринка с шашлыками.

Отмечу, Польша порадовала низкими ценами. В целом — не выше наших, но очень и очень многие товары — умопомрачительно дешевле. Скажу лишь, что почти двухкилограммовая корзинка клубники обходилась нам не дороже 40 рублей. Кило черешни — от 50 до 80 рублей. Знакомый спортсмен ил Латвии сообщил, что планирует еще и запастись кое-какими компьютерными аксессуарами — разница с рижскими ценами двукратная.

Утро проходит в неспешных сборах. Наконец, вещи распиханы, клетки сложены, собаки рассажены. Сдаем ключ от нашего "скворечника" и трогаемся в путь. Дождя нет, но пасмурно. Вдоль Вислы подъезжаем к Гуре Кальварии, проезжаем по мосту, пересекаем трассу Москва-Варшава и сворачиваем к местечку Лив. Судя по карте, там мы найдем княжеский замок 14 века. Лив — деревня маленькая, но костел здесь едва ли не больше козеницкого. Замок сохранился частично: башня, остатки крепостной стены. В пристроенном очень старом доме — музей. Поле рядом с замком уставлено деревянными вышками, воротами, укрытиями — исторические реконструкции и рыцарские сражения здесь не редкость.

Следующую большую прогулку предлагаю устроить в Ломже, километров через 120. Местными дорогами (узкие, но пустые) катим через поля, перелески и небольшие городки, не останавливаясь.

Въезжаю в Ломжу. Оказывается, город не так уж и мал. Вот и центр. О! Красиво. За окном проплывает ограда монастыря. Ищем место для парковки. Здесь нет, там занято. Тут свободно, но платно — не хочу. Направо, налево, круг по "рондо" — так здесь именуют перекрестки с круговым движением… Вторая машина держится сзади, как приклеенная.

Поворот налево и… встаю у тротуара. Платно, ну да ладно. Выбираюсь из-за руля и вижу, что второй экипаж поворачивает и катит мимо без остановки. Поворачивая, Света не успела увидеть мой маневр! Выруливаю следом, доезжаю до конца улицы и упираюсь в бескрайний проспект… Потерялись.

Оставляю машину, сам бегу по окрестным улицам — если потерялись, должны остановиться, не так ли? Попутно соображаю, что делать. Вариант не предусмотрен сценарием. К сожалению, опыт подсказывает, что познания большинства представительниц прекрасного пола в ориентировании на местности ограничиваются знанием, что мох растет на северной стороне деревьев. В Хельсинки мне уже доводилось разыскивать машину, пассажиры которой на третьем часу поиска своей гостиницы со слезой в голосе сообщили, тратя последние минуты роуминга: "Антон, найди на-ас! Мы потеря-я-ялись! Мы тут , возле КРУГЛОЙ ДУРЫ". Самое смешное, что найти их все-таки удалось и даже довольно-таки быстро.

Прикидываю, что, по всей видимости, придется задействовать полицию. "Проше пана, тормозните, плиз, все Логаны с российскими номерами километров так на пятьдесят вокруг, я нужный выберу!". Так, что ли? Возвращаюсь к машине. Приходит смс-ка: "Выехали из города, едем в сторону следующего". Занавес. Отбиваем ответ: "Остановитесь где-нибудь!!!". Получаем ответ: "Мы на заправке, где уже были". Ура! Я понимаю, где это.

Тем не менее, решаем потратить некоторое время на прогулку. Обходим рыночную площадь, фотографируемся, подходим к собору. На пешеходной улице — бронзовая скамья, на которой сидит бронзовая пани в старомодной шляпке, а на коленях у нее — букетик живых цветов. Фотографируемся. Рядом монастырь. Во дворе монастыря, под деревьями — грот с фигурой Богоматери, алтарь. Свечи, скамейки. Похоже, здесь проходят богослужения.

В "фирмовом склепе" покупаем свежие пирожные. Вкусно! Жалко, кончились быстро.

Город лежит на холме. Улицы заканчиваются панорамными видами на долину и соседние поселки. Вдалеке виднеются шпили соборов, внизу протекает речка. Идиллия.

Выбираюсь из города, минут через десять встречаемся с потерянными спутниками. Они тоже отдохнули, поэтому сразу едем дальше.

Ой, мы же еще не обедали! А время-то идет. Кушать хочется! По указателю, съезжаю к "ресторану польской кухни". Устраиваемся под зонтиком. Ищем в меню, но не находим бигос. Как же так? Официантка подтверждает — нема бигос! Ладно. Поколебавшись, заказываем борщ с колдунами (альтернатива — борщ чистый), горячее, салат и кофе. Официантка что-то спрашивает про салат, показывая сразу на нас троих. Привыкнув уже в схеме общения "матко, курка-млеко-яйке, а партизаны в деревне есть?", предполагаю, что официантка спрашивает, подать салат вместе или раздельно, подтверждаю: "Тше салатов". Раздельно, в-общем.

Естественно, первым приносят кофе. Затем — салаты. Оказывается, подразумевалось, что салат — это три разных салата на тарелке. Вот о чем официантка так долго размахивала руками!

Но апофеоз всего — БОРЩ. Про колдуны мы поняли, что это что-то такое… мясное. Тефтелька-фрикаделька. А что такое борщ, мы и так знаем. Ха! Это мы так думали. Каждому подали пиалу с темно-темно-красной жидкостью и несколькими плавающими в ней варениками с мясной начинкой. Очень крепкий свекольный отвар со специями. Вкусно, но где сама свекла? Ушла в салат? И что такое в этом случае чистый борщ — подогретый свекольный сок?

Официантка одна, поэтому привлечь ее внимание, чтобы расплатиться, удалось не сразу. Поймав в дверях, машу перед ней бумажником. Вместо того, чтобы принести счет она предлагает куда-то "захилячиться". Потом доходит, что подразумевается расчет у барной стойки, поближе к кассовому аппарату. М-да, а у нас, говорят, албанский в моде..

Последний (крайний) вечер в Польше проводим на все той же ферме Сливинских. По лестнице поднимаюсь с чувством, будто на дачу приехал. Снова тихий летний вечер. Берег озера, стол, черешня, чипсы и польское пиво. Рай — прямо здесь и сейчас. Нас утро встречает… проливным дождем. Под дождем грузимся, выезжаем с фермы, снова останавливаемся в местечке Сциплишки — надо же съесть крайний польский бигос этого года! В магазинчике спускаем остатки злотых — в этом году они нам уже не понадобятся. Пьем кофе, и снова в путь! А дождь идет.

Проезжаем Марьямполе. Подъезжаем к Каунасу. Со второй попытки попадаю к ратуше. Пора уже и ноги размять, да и сантехническая остановка не повредит. Вон и заветные две буквы видны. И ценник – 1 лит. Ой, а у нас столько нету. После Тракая у меня завалялись 3 лита, а нас пятеро. Групповая скидка? — Нет. Жалко. А где поменять можно? В банке. А банк далеко? Ой, да, далеко. А что делать? В банк идти. А не поможет ли добрая хранительница волшебных букв М и Ж русским туристам с обменом европейской валюты на литовскую? Курс договорной.

Ладно, будем считать эту разницу курсов… ну, например, комиссионным сбором. Быстро обегаем пару кварталов, выходим к реке, фотографируемся на фоне улиц-ратуши-собора. Забегаем в магазин, покупаем кое-какие сувениры… Кстати, Польша нас в сувенирном плане совершенно разочаровала. Ни магнитов, ни тарелочек — ничего. Немного открыток. В Козенице вообще один вид сувениров — огромная фаянсовая кружка самого "ширпотребного" вида с нанесенным гербом города… В Каунасе хоть магнитики есть для холодильника… с видом Вильнюса.

Едем дальше. Дождь. Дорожные работы. Реверсивное движение. Укмерге. Утена. Зарасай. На границе с Латвией в прошлом году еще были постройки. В этот раз поперек дороги на расширении стоит армейский джип оливкового цвета. Внутри двое в такого же цвета форме и с биноклями. Один смотрит в сторону Литвы, другой — Латвии. Граница на замке.

Въезжаем в Даугавпилс. Вечер. Дождь. Размещаемся в гостинице. Нам дают тот же самый номер. Пока остальные размещаются, беру собаку и иду к собору. Четвертый раз в Даугавпилсе, и, наконец, я попал в этот квартал.

Дождь. Фотографирую костел. Фотографирую соседний собор. Фотографирую купол православного храма напротив. Сажаю мокрого шелти на крылечке какого-то дома с мраморным львом и фотографирую. Идем обратно в гостиницу. Дождь. Администратор говорит, что дождь с утра. Соглашаюсь.

Утро. Ура! Дождя нет. До дома — около 600 километров. Прикидываем маршрут. Ехать через переход Гребнева-Пыталово неохота, ибо помним, как медленно там движется очередь и сколько машин в этой очереди стоит. Решаем попробовать проехать по старой рижской дороге через Изборск. В девяностых для поездок в Латвию этот маршрут был невыгоден из-за того, что километров двадцать трассы пролегают по территории Эстонии. Интересно, что там творится сейчас.

В Резекне сворачиваем с трассы и местными дорогами пробираемся в направлении Балви и далее на Алуксне. Дороги так себе, не сказать, чтоб особо хорошие. Зато вокруг чистый сосновый лес, так что на полпути останавливаемся и выпускаем побегать собак.

В Алуксне почти потерялись. По подсказкам местных жителей выбираемся на дорогу в сторону Зимери… и попадаем на 15 километров грунтовки. Мне б на дачу такую.

Въезжаем на шоссе, за окном мелькает здание бывшего латвийско-эстонского погранпоста, эстонский участок дороги шумит под колесами старомодным крупнозернистым асфальтом… Приближаемся к границе. На часах около часа дня.

Переход (Luhamaa) виден с холма примерно за полкилометра. Примерно оттуда же начинается очередь. Останавливаемся. Тут же подлетает женщина: "Четырнадцатое место в очереди, недорого — всего 2 000 рублей с машины". Отказываемся, стоим. Очередь не движется. Минут через сорок вдруг продвигаемся сразу корпусов на двадцать. Опять стоим. Теперь предложения звучат уже насчет первого-второго места в очереди — но за сто евро. Иду вдоль очереди. Наши машины примерно сороковая-сорок первая. Рядом грузовая очередь. Водитель говорит, что "вон с той горки" — метров триста отсюда — он стоит уже второй день. Туалетов нет, поесть негде. На четвертом часу Великого Стояния съедаем шоколадки, которые везли в подарок.

Российских машин в очереди — раз-два и обчелся. В основном — эстонские и латвийские бензоходы. Очень не понравилось отношение к соседям по очереди: чем ближе к посту, тем бесцеремоннее — едва какая-то машина замешкалась, соседние объезжают ее по встречке, чуть ли не подрезая под шлагбаумом.

Наконец попадаем на пост, настроенные на то, что эсто-о-онская таможня — это надолго. Ничуть. Паспорта проштампованы, шлагбаум поднят, можно ехать. Но куда? Через сто метров — красный светофор. Россия не принимает.

Наконец, подъезжаю к будочке. Получаю талончик (обходной лист?). Впереди — российская таможня. Насколько Россия больше Эстонии, настолько и здание больше эстонского. Здесь по пять (!) транспортных коридоров в каждую сторону (не считая грузовиков). Но!!! Работает из этих пяти только один, иногда два. По длине коридор позволяет обрабатывать по три-четыре машины одновременно, а запускают лишь по одной. Тепло вспоминаю Торфяновку и Брусничное, где одновременно смотрят по пять-шесть машин.

Пограничник неторопливо подходит к багажнику, окидывает взором содержимое, интересуется: "Что во-он в том рюкзаке?" Поборов желание ответить: "Грязные носки в большом количестве", ограничиваюсь: "Личные вещи". Таможенница одним пальцем вводит в компьютер содержание декларации, попутно уточняя пробег машины, совпадает ли мой адрес с адресом в регистрационном талоне… время к полуночи. По просьбе таможенницы приношу справки на собак. Выписанные на латвийских бланках. Просит принести ветпаспорта. Говорю, что там — то же самое. Помявшись, девушка сообщает, что латышского она не знает (английский подстрочник, видимо, тоже непонятен, и, похоже, справки эти она видит впервые). "Ну ладно, я вам так поверю". !!!

Светина машина оказалась через одну от моей. Выехав с таможни, тут же сворачиваю на ближайшую заправку. Проехавший передо мной эстонский микроавтобус уже стоит в очереди на выезд. Заправился, наверное.

В ожидании Светы успеваем заправить машину, запастись чипсами-сухариками для ночного полета, выпить в кафе кофе с бутербродами, посетить удобства.

Около часа ночи стартуем от границы. О, этот ночной полет до Санкт-Петербурга всего с одной остановкой. Триста пятьдесят километров российских дорог под хоровое исполнение "Жили у бабуСИ три веселых гуСЯ!" и прочей древнерусской попсы. В пять часов утра въезжаем на кольцевую. Ура! Приехали. (вернее, доехали).

Позади остались 10 дней, 2700 километров по пяти странам. Возможно, кто-то спросит: "И зачем вам это надо? Это же не отдых — по пятьсот километров в день за рулем, ночевать где придется. Да еще и с собаками". Стоит ли тратить на это отпуск? Стоит. Надо и нам, и нашим питомцам. И вопрос не в том, чтобы "других посмотреть и себя показать", хотя, на соревнованиях это — в первую очередь. Новый опыт, новые впечатления, новые знакомства. Возможность снова побывать в уже знакомых местах, порадоваться им, как старым знакомым; убедиться, что там нас помнят и нам рады. Это тот заряд позитива, которого нам хватает до следующей поездки. Уверенность в том, что, куда бы мы не направились, мы повсюду найдем гостеприимные фермы и уютные гостиницы, сможем прикоснуться к средневековым стенам рыцарского замка и бросим монетку в фонтан какого-нибудь провинциального городка, загадав вернуться сюда еще и еще. И уже сейчас в глубине души мы ждем того дня, когда в прихожей будет сложен багаж, и собака будет нетерпеливо повизгивать: "Меня не забудьте!". И мы снова отправимся в путь.

Опубликовано: 05.07.2009 9:50:00
Автор: Е. & A. Иванюк
Просмотров 1798