баннерная реклама :)

Главная » Литва» По следам Великого княжества Литовского: Литва

По следам Великого княжества Литовского: Литва 

июнь 2007

Минск – Мир – Несвиж – Гродно – Друскининкай – Вильнюс – Каунас - Паланга – Клайпеда – Куршская коса
( начало см. на этом сайте в разделе про Белоруссию)

Получение литовской визы

В сравнении с латвийской визой, литовскую я получил на удивление просто. Заранее распечатал с сайта консульства анкету и заполнил ее, сфотографировался (цветное фото 35х45 мм, 70-80% которого должна занимать голова) и купил в Сбербанке дорожные чеки American Express в евро. (С 1 апреля 2007 года для получения литовской визы необходимо подтверждение платежеспособности из расчета 40 евро на день пребывания – для этого нужны чеки или выписка с банковского счета). Чеки я купил за рубли по довольно выгодному курсу безо всяких комиссий, а в Литве их обналичили с комиссией – 2% в латышском Парекс-банке и 1,5% - в немецком Ганза-банке.

Около 11 утра я подошел к консульству (в Москве оно находится по адресу Борисоглебский переулок, 10), где стояла небольшая очередь. Пока она шла, тут же купил страховку; сходил в банк на Новом Арбате поменять рубли на 35 евро (консульский сбор за визу взимается только в евро). В туристическом центре Литвы, что напротив консульства в подвале под аркой, отксерил дорожные чеки (копии требуют обязательно). Кстати, страховки там тоже оформляют. Так как визу я запрашивал на 10 дней, подтверждения бронирования гостиниц не потребовалось. На все-про все ушло меньше полутора часов. Через 5 рабочих дней так же спокойно получил визу.

Друскининкай (Друскеники)

Так как в Литву я въехал со стороны Гродно, первой остановкой у меня был знаменитый курорт Друскининкай, или как его раньше называли по-русски и до сих пор называют по-белорусски – Друскеники. Билет Гродно – Друскининкай на маршрутку стоил 7730 БР (95 рублей), расстояние - около 50 км. Поездка занимает 2-3 часа - в зависимости от количества машин на белорусско-литовской границе. Там же есть небольшой магазинчик дьюти-фри, где принимают только евро и доллары и где литовцы закупаются спиртным и сигаретами – ввиду неоправданно высоких цен на них в самой Литве (пачка LM стоит 3,2 лита = 32 рубля). Так что контрабанда – явление не редкое, и литовская таможня здорово шмонает пассажиров. К слову, уже на обратном пути, в поезде Вильнюс – Москва один в дребадан пьяный литовец, матерясь на чистом русском языке, рассказывал, как в советское время он служил в Туркмении, где его и других солдат заставляли вскрывать и обыскивать пресловутый "груз 200" - цинковые гробы с погибшими "афганцами" – чтобы предотвратить ввоз наркотиков из Афганистана в Союз. (Сейчас литовские парламентарии действуют не лучше брежневского политбюро: периодически появляются проекты отправки военных контингентов то в Африку, то на Южный Кавказ).

Но вернемся к отдыху. В переводе с литовского Друскининкай означает что-то вроде "Солевары": это поселение возникло среди лесов в излучине Немана, у озера, из вод которого выпаривали соль. В дальнейшем сочетание соснового бора, реки, воздуха и воды, насыщенных частичками полезных минералов, создало этому месту славу всесоюзного курорта. Эта слава поддерживается и сегодня: в Друскининкай открываются современные лечебные комплексы типа Spa Vilnius с собственными бюветами (источниками "пользительной" воды), в начале этого года заработал крупный аквапарк, а в санаториях еще советской постройки нет отбоя от клиентов.

Так что я поступил опрометчиво, когда поехал туда, заранее не забронировав номера в санатории или гостинице. Поначалу, по совету местных жителей, я отправился в санаторий "Неман" - огромный многоэтажный комплекс советской эпохи, рекомендованный мне как место с низкими ценами. Увы, "Неман" уже не функционирует. Потом я посетил близлежащий санаторий "Литва", где цены также должны быть невысокими. Там все места были заняты. Еще один относительно недорогой вариант – санаторий "Белоруссия" - также вызывал подозрения насчет наличия свободных мест, так как туда активно ездят отдыхать соответственно жители Белоруссии. Кстати, если кто планирует подлечиться в Друскининкай, "Белоруссия" - нормальный бюджетный вариант. Один мужик рассказал мне, что он заплатил за путевку в этот санаторий на двоих взрослых около 950 евро, включая проживание, лечение и полноценное питание. Санаторий этот представляет собой крупный комплекс по типу "Немана", стоит на опушке леса и пользуется большой популярностью среди мамаш с детьми. В "Литве" отдыхает много пенсионеров, а в Spa Vilnius – люди "с достатком выше среднего".

Нашлось в Друскининкай место и для меня. На пересечении местного променада с улицей Свободы (Лайсвес) обнаружилась небольшая семейная гостиница "Турист" – семейная в том смысле, что, как на Западе, ею владеют и в ней работают члены одной семьи и их знакомые. Это место подтвердило мое мнение о том, что такие гостиницы – лучший вариант размещения по соотношению "цена-качество". По-английски такие заведения обычно называются guest house, по-русски – пансион, а по-литовски – sveciu namai ("свечю намай"). "Турист" – это твердая "трешка": в 2-местном небольшом, но и немаленьком номере есть телевизор, мини-бар, две кровати, шкаф, диван, два кресла со столиком, санузел с ванной. Владельцы сказали, что обычно такие номера они сдают по 200 лит (2000 рублей) в сутки на двоих, 100 лит – на одного, но мне сдадут со скидкой – за 70 (700 рублей). Правда, без завтрака, но прямо под окнами есть ресторан, а в двух шагах – супермаркет-дискаунтер сети Leader Price, входящей в группу Carrefour, и аквапарк. Неплохо за 20 евро?

Заселившись, я первым делом отправился в аквапарк. Это, конечно, что-то. В комплекс площадью 25 тыс кв м вбухали 36 млн евро. Там есть все: "лягушатник", бассейны под крышей и на открытом воздухе, горки разной высоты и конфигурации для спуска "без ничего" и на надувных лодках, джакузи и водопады, бани арабская и турецкая, сауны такие и сякие, круговой водоем с искусственным течением, чтобы можно было медленно "плыть по течению" на надувном круге, кафе, гостиница, банк и т.п. Предусмотрены даже такие "мелочи", как простота открытия замков на шкафчиках для вещей, достаточное для всех желающих количество фенов и полочки для очков на входе в бассейн. В общем, этот комплекс явно даст фору посещенному мною в прошлом году аквапарку в Кракове, куда раньше литовцы специально ездили на отдых. Кстати, раньше литовцы также перлись за сотни километров в водные парки в польском Гданьске и латвийской Юрмале, но теперь все иначе - во время моего пребывания в Литве, новый аквапарк открыли еще и в Вильнюсе (туда я уже не пошел). В Друскининкай за пользование всякими горками-бассейнами берут 230 рублей за 2 часа (только на 1 час не пускают), причем с пяти вечера действует повышенный тариф. Народу существенно меньше, чем в том же краковском парке. Горки – бобслей отдыхает, скорость такая, что от летящих брызг приходится прикрывать глаза. Основной бассейн имеет прозрачную стену - плаваешь с видом на сосны. В целом, отдохнул как надо. Потом еще осмотрел местный краснокирпичный костел и православную церковку, нагулялся по сосновому бору, вдоль озер и Немана.

Хостел – лучший друг "бюджетного" туриста

На следующий день, еще раз совершив променад по окрестностям, с местного автовокзала я уехал в Вильнюс. Благо транспорт в Литве ходит значительно чаще, чем в Белоруссии. За 20 лит (200 рублей) и полтора часа маршрутка довезла меня до столицы республики. Там я заранее зарезервировал по интернету место в хостеле Vilnius Backpackers на улице Св. Николая - впритык к улице Вокечю и рядом с Ратушной площадью с отелем Radisson, то есть в самом центре города и в 5-10 минутах ходьбы от вокзала. С хостелом вышел перерасход средств: я хотел остановиться на 4 ночи в 2-местном номере, заплатив за 1 место. Но оказалось, что номер сдается только целиком, причем на 1 ночь он уже забронирован, так что ее мне пришлось провести в 6-местном дортуаре. Честно говоря, потраченных денег мне не жалко. Во-первых, хостел имеет удачное место расположения, во-вторых, его оснащение ничем не уступает хостелам где-нибудь в Германии, в-третьих, в нем останавливается весьма интересная интернациональная публика, от которой можно узнать много нового для себя: американцы, австралийцы, японцы, немцы и т.п. Я там был чуть ли единственным русскоязычным постояльцем.

2-местный номер оказался уютной комнатой на мансарде с балконом, выходящим в тихий внутренний дворик, который замыкает лютеранская кирха. Выяснилось, что вообще-то комната предназначена для семейных пар с детьми: двухспальная кровать для взрослых, двухэтажная кровать для двоих детей, телевизор с DVD-проигрывателем, большое количество вешалок. Если останавливаться там семьей из 2-4 человек, то 100 лит (1000 рублей) в сутки – очень привлекательная цена. 1 место в 6-местном дормитории в том же хостеле стоит 37 лит (370 рублей) в сутки. В эту стоимость входит пользование постельным бельем и возможность приготовить себе на общей кухне бесплатный легкий завтрак из чашки кофе и бутерброда с джемом. Санузел с ванной - на этаже. Стирка и сушка (глажка) одежды и белья – по 10 лит (100 рублей). Таким образом, 4 ночевки и стирка с сушкой в этом хостеле мне обошлись в 357 лит (около 100 евро). Не самый бюджетный вариант, но и не разорительно.

Плюс поболтал "за жизнь" с владельцем – молодым литовцем, который раньше сам путешествовал по Европе, а теперь содержит хостел и с помощью двух подручных ребят делает в нем всю работу. Конечно, считать чужие деньги неприлично, но интересно. При условии полной заполняемости хостела (3 комнаты на 6 человек каждая + 1 "семейный" номер) получается "грязная" выручка 7660 рублей в сутки (3х6х370 + 1000), или около 220 евро. Или порядка 5000 евро "грязными" в месяц. Жить можно. Правда, Валдас (владелец хостела) пожаловался, что в Вильнюс ездит меньше западных туристов, чем в Ригу или даже Таллинн, где он с напарником хотел открыть еще один хостел. Он объяснил это большей "раскрученностью" этих городов, а также тем, что из Западной Европы в Вильнюс до сих пор не летают авиадискаунтеры типа Ryanair, который летает в Литву только в Каунас. А западным туристам, видите ли, влом, заплатив копейки за перелет, еще и тратить деньги и время на переезд на автобусе в 100 км от Каунаса до Вильнюса. Тем не менее, они все равно добираются до Литвы. Особенно много западных туристов в том же Вильнюсе и в Тракайском замке: американцы, немцы, французы, испанцы, итальянцы и т.д. Кстати, не первый раз замечаю: если немцы и японцы известны своей тягой к коллективизму и в большинстве случаев путешествуют большими группами (то же самое относится к испанцам), то французы-индивидуалисты, как правило, ходят компаниями по 2-4 человека.

Если кого-то интересует подобное бюджетное размещение в центре Вильнюса, могу еще посоветовать хостел Old Town недалеко от ж.-.д.-вокзала и Ворот Зари (500 рублей с человека за ночь в 2-местном номере или 400 – в 3-4-местном). Минус – Old Town находится чуть подальше от центра города, чем Vilnius Backpackers, и впритык к ж.-д.-путям. На Бернардинской улице, в самом центре, есть еще пансион Litinterp: 730 рублей с человека за размещение в 2-местном номере, 840 – в 1-местном, душ на этаже. Минусы – в июле не работает и относительно далеко от вокзала.

В литовской прессе пишут о недостатке в республике 3-звездочных гостиниц при избытке 4-5-звездочных (прямо как у нас). На мой взгляд, в Вильнюсе с приличным недорогим жильем как раз все нормально, а вот где-нибудь в Каунасе или Клайпеде – действительно беда (о жилье в Каунасе см. ниже). В Клайпеде я как-то проходил мимо очередной Radisson, где за столиками на улице сидели англоязычные командировочные, которым, естественно, все расходы оплачивает фирма, и один другому сказал: "Посмотри на цены в меню", после чего оба засмеялись. Думаю, смех был вызван не низкими ценами ресторана при гостинице, а совсем наоборот.

Королевский город Вильно

В Вильнюсе нет такой же великолепной Рыночной площади и королевского замка, как в Кракове. (О том, почему я сравниваю Вильнюс именно с Краковом, вы узнаете чуть ниже). Вернее, они есть, но по красоте и степени сохранности не идут ни в какое сравнение с краковскими. Нет и бульварного кольца – Плант (правда, его замещает большое количество парков). Зато по количеству изумительных костелов и церквей, особенно в стиле барокко, и по размерам Старого города столица Литвы явно опережает Краков. На одном из туристических форумов кто-то написал, что Старый город Вильнюса (СянАместис) представляет собой княжескую резиденцию. Я бы уточнил – не княжескую, а королевскую. В 1251 году литовский князь Миндовг и его жена Марта крестились в католичество и спустя два года по поручению римского папы Иннокентия IV были коронованы как литовские король и королева. Правда, в 1261 Миндаугас отрекся от христианской веры, а значит, и от короны. Сын Гедиминаса Ольгерд иногда называл себя "королем Литвы и присоединенной Руси". В 1386 его сын Ягайло, приняв католичество и женившись на польской королевне Ядвиге, был провозглашен польским королем. А в 1398 литовские бояре "нелегитимно" провозгласили на одном из пиров двоюродного брата Ягайло - Витовта "королем Литвы и Руси". В последующий период, когда ВКЛ и Польша объединились в одно государство, Вильно был второй столицей Речи Посполитой после Кракова и застраивался именно по его образцу.

В Вильнюсе есть точный аналог Королевской дороги в Кракове и Праге, по которой проезжали короли. В Праге Королевская дорога идет по Старе Место от городских укреплений (Пороховой башни) по Целетной улице к Староместской площади с ратушей, а затем по Карловой улице и Карловому мосту выводит к королевскому замку – Пражскому граду. В Кракове Королевская дорога начинается перед городскими укреплениями у знаменитого барбакана, затем идет по Флорианской улице к Рыночной площади с ратушей, а оттуда по Городской улице к королевскому замку Вавель. В Вильнюсе главная артерия Старого города аналогичным образом проходит от остатков городских укреплений - Ворот Зари (Аушрос Вартай) по одноименной улице до Ратушной площади, а затем по улицам Диджёйи (Большой) и Пилис (Замковой) выходит к замку.

От Тосканы до Литвы - подать рукой

Столица Литвы располагает сразу двумя королевскими/княжескими замками: Верхним с башней Гедимина и Нижним с кафедральным собором. Нижний замок, практически полностью разрушенный в XIX в., и собор изначально были идентичны Вавельскому замку и собору в Кракове. Иначе и быть не могло, ведь по распоряжению короля польского и великого князя литовского Сигизмунда I Старого в Вильно работали те же итальянские зодчие, что построили королевскую резиденцию в Кракове.

Сегодня литовцы не слишком любят говорить о том, что именно через посредничество Польши в Литву проникало итальянское искусство Возрождения: они до сих пор не забыли им "оккупации" Вильно в 1919-39 годах. Но что поделаешь, если итальянские мастера прибывали в Литву действительно по приглашению польских правителей и духовенства.

Здесь особенно преуспели упомянутый Сигизмунд I, или, как называют его литовцы Жигимантас Сянасис, и его жена-итальянка Бона Сфорца. В молодости Сигизмунд провел три года (1499-1502) у своего брата в Буде, где в то время работало множество тосканских мастеров, приглашенных туда венгерским королем Матиашем Корвином. Сигизмунд был воспитанником итальянского гуманиста Филиппе Буонаккорси, прозванного "Каллимахом", а также свел в Буде знакомство с итальянскими мастерами Андреа Вероккьо, Андреа Феруччи, Бенедетто да Майано и др., которых впоследствии он приглашал работать в Польшу.

Одними из первых приехавших из Венгрии в Польшу итальянских зодчих стали Франческо да Фиренце и Бартоломео Береччи. Франческо, прозванный поляками "Флоренчиком" ("флорентийцем"), начал в 1502 году перестройку Вавельского замка в ренессансную резиденцию. После его смерти в 1516 руководство работами на Вавеле перешло к Береччи, пристроившему к вавельскому собору знаменитую капеллу Сигизмунда в чисто тосканском стиле (1517-1533). Интерьер капеллы был украшен произведениями других тосканских мастеров: Джованни Чини из Сиены, прозванного поляками "Сиененчиком", Бернардино Дзаноби из Флоренции, Филиппо да Фьезоле и др. (О путешествии по Тоскане см. в моем отзыве на этом сайте "Самостоятельный отдых в Италии").

В 1517 году Береччи посетил резиденцию Сигизмунда в Вильно для составления планов реконструкции местного собора после пожара. В Вильно из Кракова также приехали другие члены "дизайн-студии" Береччи: Чини, Дзаноби и Филиппо да Фьезоле. Возможно, к работам над собором и Нижним замком также был причастен Джованни Мария Падовано, который работал на Вавеле, перестраивал после пожара здание Сукеннице в Кракове и выполнил киворий Марьяцкого костела там же. Резьбу по дереву для собора и замка выполнял Санти Гуччи, который также работал над краковскими Суконными рядами (отец Санти принимал участие в создании флорентийского собора). Тем не менее, считается, что основным руководителем работ в Вильнюсе, как и на Вавеле, был все же Береччи. В свою очередь он был учеником Андреа Феруччи и потому созданные им работы имеют аналогии с произведениями этого мастера, в частности со скульптурным алтарем Феруччи в церкви Сан Джироламо во Фьезоле (около 1450, ныне алтарь хранится в Лондоне). Любопытный факт: некоторые полагают, что наплыв итальянцев в Краков и Вильно был обусловлен влиянием, которое имела на мужа миланка Бона Сфорца. Феминисткам приятно будет услышать, что аналогичным образом можно объяснить приглашение итальянских спецов со стороны других восточноевропейских правителей: Матиаша Корвина (был женат с 1476 года на Беатриче Арагонской из неаполитанского дома), Владислава II (был женат с 1502 на Анне де Фуа, получившей гуманистическое воспитание), Ивана III (был женат на Софье Палеолог).

Бона собрала при своем дворе в Вильно итальянских музыкантов, архитекторов, скульпторов и врачей. Например, Алессандро Пезенти из Вероны, ставший придворным музыкантом Боны в 1521, оказал большое влияние на дальнейшее развитие органной музыки в Вильнюсе и Кракове. Благодаря Боне, в Литве впервые стали разводить ранее неизвестные там растения, привезенные из Италии: кабачки, помидоры, лук-порей и др. Первоначально эти растения были высажены в садах миланки на территории вильнюсских замков. Сейчас Нижний замок активно восстанавливают, вернее, строят заново (а потом скажут, что так и было) – в том виде, в каком он был создан итальянцам. Открыть его для туристов обещают в 2009 году.

Борьба за сферы влияния, или Немного о "культуртрегерах"

Польское и итальянское влияние на Вильнюс не ограничивается только Нижним замком и собором, оно намного шире. Правда, о том, что так случится, вначале никто и подумать не мог. Подобно Латвии с Эстонией, Литва имела все шансы подпасть под культурное влияние русских, а затем - немцев.

Ранняя история Вильнюса имела много общего с древними русскими городами. У впадения речушки Вильняле (Вилейки) в Нерис (Вилию), на высоком холме в IX в. был построен деревянный кремль. Вокруг него стал расти посад, получивший название не по более крупной реке, а по речушке Вилейке. Все - как у славян-кривичей в Гродно (см. в первой части этого отзыва). В правление князя Гедимина (1316–1341) деревянный замок был укреплен каменными стенами, а при его внуке Витовте (1392–1430) был построен каменный Верхний замок, остатки которого сохранились до сих пор. Характерно, что Витаутас, проведший определенное время в государстве тевтонцев, построил Верхний замок по образцу немецких крепостей, как и замок в Тракай (см. ниже). Кроме того, к XIV в. существовали упомянутый Нижний замок и деревянная крепость на Кривой горе (ныне – гора Трех крестов). Как и гродненские крепости, виленские замки испытали мощный натиск тевтонских рыцарей: крестоносцы атаковали Вильнюс в 1365, 1375, 1377, 1383, 1390, 1392, 1394 и 1402 годах.

Атаки немцев были только частью масштабной борьбы между различными народами за сферы влияния и за умы литовцев. Решался главный вопрос – кто первым христианизирует последних язычников Европы. Ведь прямо у Нижнего замка на территории нынешнего парка (ранее – долина Свинтарога) размещалось языческое святилище бога-громовержца Перкунаса/Перуна с жертвенным алтарем. И это в то время, когда "все прогрессивное человечество" уже приняло христианство.

Когда литовский князь Миндаугас решил принять католическую веру – по той же причине, что и польские короли – чтобы обезопасить себя от вторжений тевтонских и ливонских крестоносцев, он обратился за помощью к ним же и к папе римскому. Крещение Миндовга и его жены состоялось в Хелмно, то есть в Тевтонском государстве, и было осуществлено священником-немцем. Уже тогда поляки попытались вклиниться между немцами и литовцами. Епископ Гнезно хотел назначить на должность литовского епископа своего человека – монаха-доминиканца Вито, но спустя четыре года он был вынужден вернуться в Польшу. Правда, при Вито на месте храма Перуна был построен романский кирпичный храм, остатки которого сохранились под нынешним собором (после возвращения Миндовга в язычество храм разрушили). На место Вито в 1254 году из Ливонии прислали немца Христиана, который уехал из Литвы спустя пять лет. В 1271-1291 литовским епископом числился тевтонский священник Иоаганн, который в Литве ни разу не был. В 1285 в Литве был убит другой немец – миссионер Конрад.

Новая волна походов немецких крестоносцев на литовцев в XIV в. послужила причиной возобновления миссионерских начинаний и попыток князя Гедиминаса принять католичество. Но народ был однозначно против христианства. В 1341 году в Литве были убиты двое монахов-францисканцев из Чехии. В 1347 францисканцам все же удалось закрепиться в Вильнюсе. Один из бояр князя Ольгерда, Гаштольд, ради женитьбы на польке, перешел в католичество и основал на Кривой горе монастырь, куда пригласил из Польши 14 монахов-францисканцев. Однако в 1368 году, когда Гаштольд отбыл вместе с Альгирдасом в очередной поход на Москву, местные жители, недовольные поведением францисканцев, подожгли монастырь. Половина польских монахов погибла во время пожара, остальных литовцы распяли на деревянных крестах и пустили по Нерису на запад – туда, откуда они пришли. Сегодня эта история широко известна, как и факт последующей установки на Кривой горе знаменитых трех крестов – в память о погибших монахах. Реже говорится о том, что Ольгерд, вернувшись из похода, подверг различным карам, вплоть до смертной казни, несколько сотен язычников. Сам он к тому времени был христианином, причем православным, так как претендовал на звание правителя всех русских земель, а две его жены были русскими (Мария Витебская и Ульяна Тверская). Впрочем, это не помешало язычникам Вильнюса замучить в XIV в. троих православных миссионеров: Антония, Иоанна и Евстахия – на месте нынешней церкви Св. Троицы, на которой имеется соответствующая мемориальная доска.

Племянник Альгирдаса, Витаутас тоже принял христианство. Когда Витовт обратился за помощью против своего кузена Ягайло к тевтонцам, он крестился в католичество, а когда стал искать поддержку у русских – перешел в православие. Но все решил хитроумный и коварный Ягайло, который ради власти был способен на многое и даже больше: он стал сотрудничать с тевтонцами намного раньше Витовта и укокошил отца Витаутаса и своего дядю – князя Кейстута (его задушили в замке Крево в нынешней Белоруссии, откуда Витовт бежал, переодевшись в женское платье).

Немцы и русские окончательно "потеряли" Литву, когда Ягайло принял католическую веру, женился на Ядвиге и заключил союз с Польшей, направленный против Тевтонского ордена. Несмотря на попытки Витовта захватить власть и крестить литовцев в православие, отныне именно поляки занимались распространением христианства в Литве. На протяжении нескольких веков, большинство епископов Вильно, а также священников на местах и членов монашеских орденов, обосновавшихся в Литве, были именно поляками. И именно через Польшу в Литву проникали все западноевропейские новшества.

Ягайло повелел разрушить капище Перуна в Вильнюсе и построить на его месте христианский храм Св. Станислава, а также послал епископа Познани Доброгоста к римскому папе Урбану VI с просьбой разрешить основание в Вильнюсе епископской кафедры и назначить первым епископом Анджея Василько. Другой поляк, бывший виленским епископом в 1414-1421, Петр Краковчик, по заданию папы Мартина V занялся "перековкой" православных жителей Литвы в католиков. В этом деле преуспел еще один епископ - Ян Лосович (1467-1481), пригласивший в Вильно бернардинцев.

Другой епископ Вильно, Валерьян Протасевич-Сучковский (1556-1580) привлек в город иезуитов, в том числе знаменитого польского проповедника и политического деятеля Петра Скаргу (1536-1612). Скарга возглавил в Вильно иезуитский коллегиум, основанный в 1570 представителем ополячившегося белорусского рода Радзивиллов (см. в разделе про Белоруссию). Сегодня Скарга считается первым ректором Вильнюсского университета, так как именно в это заведение в 1579 году, по указанию польского короля Стефана Батория, был реорганизован коллегиум (кстати, от этого слова произошло английское "колледж"). Скарга, прославившийся своими выступлениями на польских сеймах, был похоронен в краковском Петропавловском костеле, перед которым ему установлен памятник. Университет же просуществовал вплоть до 1832, когда его закрыли царские власти - в связи с причастностью профессуры и студентов к антироссийским выступлениям.

В 1919 году университет был восстановлен Пилсудским. После войны, когда поляков выселяли из Вильнюса, польская профессура уехала в Торунь, где на новом месте университет им. Стефана Батория продолжил свое существование. (Говорят, поляки вывезли с собой часть наиболее ценных книг из университетской библиотеки). Любопытно, что примерно так же возник Лейпцигский университет, основанный немецкой профессурой, изгнанной еще в средние века из Пражского университета.

До тех пор, пока церковь не отделили от государства, а школу – от церкви, все преподаватели обязательно имели духовный сан и читали проповеди в университетском храме. В костеле при вильнюсском университете есть много чего интересного, в том числе надгробие поэта Адама Мицкевича. Здесь примечательно даже не то, что его до сих пор никак не "поделят" между собой поляки и литовцы, как мы с украинцами не можем "поделить" Гоголя, а то, что хотя писал Мицкевич по-польски, жил он в Вильно. А в Кракове, где Мицкевичу установлен памятник на центральной площади, он никогда в жизни даже и не был. Сам кампус Виленского университета представляет собой множество построек, образующих несколько внутренних дворов, - система, изначально служившая оборонительным функциям и применявшаяся при строительстве замков и монастырей. Украшением университета, наряду с костелом, являются фрески, созданные выпускниками Alma Mater Vilnensis по образцу западноевропейских шедевров. Например, фрески в помещениях филфака выполнены явно в духе Босха, а фрески на сводах нынешнего книжного магазина повторяют стилистику, в которой созданы станцы Рафаэля в Ватикане.

Если быть ближе к современности, к началу XX в. Вильно был таким же польско-еврейским городом, как Львов или Гродно. В 1897 году 40% жителей города составляли евреи, 31% - поляки, 20% - русские, 4,2% - белорусы и только 2,1% - литовцы. Как и в Гродно, во время Второй мировой фашисты быстро "решили" еврейский вопрос. (В фильме "Попугай, говорящий на идиш" весьма реалистично показано, как на улице в Вильно, на которой жили одни евреи, после войны их осталось максимум 1-2 человека). Доля русских и поляков в общем населении города к нашему времени также значительно снизилась. Ныне на поляков приходится 19% всех жителей Вильнюса, на русских – 14%, а большинство населения составляют литовцы. Однако русский язык в столице Литвы знают практически все, даже очень молодые ребята и девчата. А многонациональность местного населения до сих пор находит отражение в названиях улиц – Русу (Русская), Вокечю (Немецкая), Жиду (Еврейская), Тоторю (Татарская) и пр. Вперемежку стоят храмы католические, православные, протестантские, синагоги…

Борьба за сферы влияния. Часть вторая, или Что делали итальянцы среди литовских чащоб

На несколько веков подряд столица Литвы в культурном плане оказалась тесно "привязанной" не только к Польше, но и к Италии: ввиду яростного противодействия поляков и литовцев всякому влиянию со стороны немецких крестоносцев, Краков и Вильнюс завязали самые тесные отношения с Ватиканом. Несмотря на географическую близость Польши и Литвы к Германии, в двух восточноевропейских странах итальянское влияние столетиями было не менее сильным, нежели немецкое. И если Каунас с Клайпедой все же стали в значительной мере немецкими городами, то Вильно, как и Краков, всегда был настроен на прямой контакт с Римом.

Огромную, если не определяющую роль здесь сыграли всевозможные католические монашеские ордены: францисканцев, доминиканцев, бернардинцев, кармелитов, бригиток, иезуитов, пиаристов и т.д. Опять же многие улицы Вильнюса имеют говорящие названия: Бернардинская, Францисканская, Бернардинская, Августинцев, Доминиканцев и т.д. Именно монахи не только распространяли в Литве католическую веру, но и активно противодействовали влиянию со стороны протестантской и православной ветвей христианской церкви. Для туристов этот факт интересен тем, что в ВКЛ, в первую очередь в Вильно, широкое распространение получило итальянское барокко. В прошлом году за 2-недельную поездку по Польше я насмотрелся по самое не могу кирпичной готики (см. на этом сайте мой отзыв "Самостоятельный отдых в Польше), а в этот раз в Вильнюсе я точно так же насмотрелся барочных храмов.

Кстати, позиции католических орденов в Литве до сих пор сильны. Как-то раз я видел на центральной улице Вильнюса, Аушрос Варту, 5-6 совсем молодых девчонок в монашеских рясах. А по ТВ периодически идут фильмы "духовного содержания", например, я посмотрел кино про трех немецких монахов, совершающих путешествие в итальянский монастырь (действие происходит в наше время). В конце фильма монахи прибывают в живописную гористую область в Италии. Немецкий монах среднего возраста вместе с итальянцами готовит неплохой ужин, пожилой монах вместе со своим одногодкой-итальянцем изучает древнюю рукопись, а совсем молодой пацан-монах любуется закатом. Блин, бывают моменты, когда завидуешь этим самым монахам.

Возвращаясь к искусству, мне всегда были ближе готика и Возрождение, а к барокко с его завитушками я относился несколько отстраненно. Но после посещения Рима я "проникся" барокко, которое, как ни странно, многими своими чертами обязано ренессансу. Хотя искусство Возрождения считается гармоничным и уравновешенным, а барокко – причудливым, неспокойным и "завихренным", почему-то такие мастера, как Микеланджело, "в расцвете сил" перешли прямиком от ренессанса к барокко. Понятно, что деление на эти стили придумали гораздо позже, но ведь "делили" тоже не дураки, а очень даже сведущие люди. Так вот, в Вильнюсе полно католических и православных храмов, которые сочетают в себе элементы Возрождения, барокко и других стилей европейской архитектуры.

Самый характерный пример "сплава" различных стилей в одной постройке – это вильнюсский собор с часовней Св. Казимира. Внутри этот храм имеет готические своды, тогда как снаружи – это чистой воды классицизм: после сильного урагана в 1769 году архитектор Стуока-Гуцявичюс, получивший образование в Риме и Париже, реконструировал собор в силе древнегреческого храма. А знаменитая часовня Св. Казимира была построена в стиле барокко явно по примеру капеллы Св. Сигизмунда на Вавеле. Возвели ее опять же итальянцы: в XVII в. Константино Тенкалло построил здание, Микеланджело Паллони расписал боковые стены фресками, а Джованни Пьетро Перти создал алтарь.

Тенкалло также известен тем, что возвел одну из первых построек раннего барокко в Литве – вильнюсский костел Св. Терезы (1633-1650), созданный по заказу вице-канцлера ВКЛ С.К. Паца для кармелитского монастыря. Паллони в свою очередь расписывал фресками дворец Виланув в Варшаве для короля Яна Собесского, дворцы магнатов Сапегов и Слушек в Вильно (в последних двух случаях фрески не сохранились), Петропавлоский костел в Вильно и костел монастыря в Пажайслисе недалеко от Каунаса (эти фрески сохранились, но труднодоступны - см. ниже). Главное же творение Пьетро Перти в Вильно – многочисленные скульптуры (1677-82), которыми украшен Петропавловский костел, построенный краковским архитектором Яном Заором. Скульптуры были созданы миланцем Перти в сотрудничестве с римлянином Джованни Марией Галли в поместье канцлера ВКЛ Яна Казимира Сапеги – Антакалнис. (Ранее Антакалнис был пригородом Вильнюса, сейчас он в черте города). Примечательно, что в 1638-1864 Петропавловский костел принадлежал каноникам Латерана, то есть духовным лицам, приглашенным в Литву прямо из Рима, из церкви и дворца Сан-Джованни-ин-Латерано – первоначального места пребывания римских пап. Без преувеличения, костел в Антакалнис украсил бы собой любой город, включая даже Рим.

Еще один образчик западноевропейской (итальянской) архитектуры – костел при университете, создававшийся при участии мастеров, работавших на орден иезуитов, в том числе итальянского архитектора Джованни Мария Бернардони (1541-1605). Он был учеником иезуитского архитектора Джованни Тристано и трудился в Речи Посполитой с 1583 года (см. в разделе про Белоруссию). К самому университету итальянцы также приложили руки. Например Карло Спампани из Рима во второй половине XVIII в. создал ряд скульптур для обсерватории при университете. Увы их я не увидел, так как обсерватория, построенная в стиле "классицизм" немцем Мартином Кнакфусом, была на реконструкции.

Все это только несколько образчиков западноевропейского искусства в столице Литвы. На самом деле, если "покопать" поглубже, то можно найти еще очень много чего интересного. Допустим, считается, что в Вильнюсе мало образцов готической архитектуры – обычно в качестве таковых называют обалденный костел Св. Анны, построенный в стиле кирпичной готики для немецких жителей города, и стоящую рядом бернардинскую церковь. Но достаточно пройтись по улице Диджёйи, чтобы увидеть готический жилой дом по типу тех, что строились в городах Ганзы. Или можно осмотреть позднеготический костел Св. Николая со ступенчатым фронтоном и сетчатыми сводами, построенный еще до принятия в Литве христианства, или францисканский костел с чисто готическими сводами, возведенный в стиле итальянской готики, но снаружи имеющий барочный фасад.

Даже пресловутые Ворота Зари с иконой Богоматери, которые гиды первым делом показывают всем туристам, таят свои секреты. Эта одна из главных христианских святынь в Вильно имеет чисто языческое происхождение. Аушра – языческая богиня утренней зари, имя которой было известно многим индоевропейским народам. Например, в латинском языке оно сохранилось в виде слова astra – "звезда", а в английском – в словосочетании Easter day – "день Астры" (речь идет о Пасхе). То, что Богоматерь на иконе в часовне Аушрос Варту изображена без младенца, вызывает подозрение: а Богоматерь ли это вообще? Может быть, паломники поклоняются в ее образе богине Аушре? К тому же Дева Мария на этой иконе имеет не простой нимб, но некое подобие солнца вокруг головы с исходящими во все стороны лучами.

Ложка дегтя

В общем, Вильнюс понравился мне значительно больше, чем я ожидал вначале. Это просто "кладовая" шедевров, книга на иностранном языке, которую надо только научиться читать, и тогда узнаешь очень много такого, о чем и не подозревал. Однако, верный своей привычке писать не только о плюсах, но и о минусах, я добавлю "ложку дегтя".

Что мне как туристу не понравилось в Вильнюсе, так это то, что в Сянаместис разрешен въезд на личном автотранспорте. Да, автолюбители стабильно пропускают пешеходов, но сильно осложняют им жизнь. Другой минус – это цены. Продукты в супермаркетах стоят столько же, сколько в странах Западной Европы. Более того, из-за коварности "старых членов" ЕС, сельское хозяйство которых широко пользуется государственными субсидиями, известные своим качеством литовские продукты вытесняются с прилавков, не выдерживая ценовой конкуренции. Что до цен в кафе, то они сопоставимы с московскими. По рассказам местных жителей, цены на все товары, жилье и т.д. в Литве, особенно в Вильнюсе, стремительно приближаются к западным, а зарплаты - отстают. По причине высокой инфляции, в 2006 году республику не приняли в евро-зону, хотя вроде бы собирались.

Но самое главное даже не это. Пусть Литва и входит в состав ЕС, но она страдает от тех же самых проблем, что и Россия. Во-первых, литовцы вместе с другими прибалтами заслуживают почетное "право" разделить вместе с русскими и поляками "звание" самых пьющих народов Европы. На улицах литовских городов вечером можно запросто встретить 10-летних пьяных пацанов. Случаются истории вроде той, когда в море около Клайпеды утонули две 15-летние девочки, которые, надравшись до поросячьего визга, полезли купаться в одежде, стали тонуть и в итоге скончались на руках спасателей… не от воды в легких, а от переизбытка алкоголя в крови.

Второй основной не слишком приятный момент – в Литве, как и в России, современный капитализм основан преимущественно не на производстве товаров и услуг, а совсем на иных принципах. За исключением сырьевой сферы, бизнес зиждется на тех же столпах, что и у нас:
Спекуляция недвижимостью - за последние годы рост цен на недвижимость в центре Вильнюса только чуть-чуть отстает от роста цен в Москве;
Махинации с предприятиями советской эпохи. Фонды вроде "Амбер траст" со штаб-квартирами в Лондоне, созданными евреями из СССР и прочей "русской" мафией, за копейки скупают предприятия, "реорганизуют" их, после чего продают втридорога, причем предприятие фактически прекращает свое существование. (Помните, чем занимался главный герой фильма "Красотка"?).

Взятки, блат и казнокрадство. Как сказал один проворовавшийся литовский чиновник от культуры, "Литва – это страна кузенов и кузин": кумовство процветает не хуже, чем в какой-нибудь Нигерии. Депутаты сейма катаются за государственный счет по всей Европе, чтобы сыграть со своими иностранными коллегами в теннис. А на Куршской косе, являющейся природным заказником, строятся виллы нуворишей и чиновников. И наконец, самый "приличный" источник обогащения в этом ряду - розничная торговля. Крупнейший в Литве розничный оператор – компания Vilniaus Prekyba, недавно переименованная в Maxima LT, имеет годовой оборот 1,8 млрд долларов – ср. с крупнейшей российской торговой сетью "Магнит" с оборотом 2,8 млрд. Магазины Maxima встречаются по всей Литве и Латвии, а на дорогах полно фур с символикой компании.

В столице последствия такой "экономики" проявляются ярче всего. По улицам Сянаместис с бешеной скоростью носятся кабриолеты с "золотой молодежью", в городе с населением около полумиллиона человек работает техсервис Porsche, полно ресторанов различных кухонь мира и т.п. В то же время люди предпенсионного возраста, отчаявшиеся найти работу, собирают бутылки по урнам. А ребята из обычных семей имеют все меньше шансов на приличное образование и работу: этим летом литовское правительство начало постепенный перевод всей системы высшего образования на платную основу. Впрочем, злая судьбина настигает и "молодых волков": в газетах нередко встречаются истории гибели на отцовских машинах совсем молодых ребят и девчат, причем бывает, что в автокатастрофы попадают 15-19-летние девчонки в трезвом состоянии (вот и шути после этого на тему "женщина и автомобиль").

Жители менее крупных городов Литвы просто валом валят на Запад, куда в последние годы уехало 10% и без того не слишком большого населения республики. А Паневежис и Шауляй вообще известны как города с большим процентом "бритоголовых": легко догадаться, что причиной этого является невозможность найти нормальную работу в своем городе.

В общем, по мере того как узнаешь все больше подробностей, начинаешь думать: а может быть, белорусы правы? Капитализм – это необходимое, но все-таки зло, его нельзя "выкинуть" только потому, что, как мафиозо из "Необыкновенных приключений итальянцев в России", "он необходим нам в качестве затычки"…

Учкудук – три колодца, а Тракай – три замка

Естественно, что, остановившись в Вильнюсе, я не мог не посетить Тракайские озера, что в 30 км к юго-западу от литовской столицы. С вильнюсского автовокзала туда ходит масса автобусов: как прямых, так и "кривых", то есть тех, что по пути петляют по местным деревенькам. Прямой автобус идет в одну сторону 40 минут, "кривой" - 1 час, стоимость билета - 32 и 42 рубля соответственно. Билет в островной замок без экскурсии стоит 100 рублей, билет в исторический музей при замке – 40 (обязательно сходите, там много интересных предметов, правда, не имеющих никакого отношения к замку: антикварная мебель, коллекция старинных курительных трубок и т.п.). Полуостровной замок можно посетить бесплатно, музей при нем – очень маленький, но за 4 лита можно и сходить.

Как и Вильнюс, Тракай отличается многонациональностью: там живут литовцы, поляки, татары, караимы, русские, белорусы и т.д. Раньше по-русски это место называлось "Троки", как в современном польском. Отсюда же фамилия Троцкий, что соответственно означает "Тракайский". А Тракайская улица в Вильнюсе по-польски называется "Троцка". На дореволюционных открытках с видами Трок надписи выполнены преимущественно на русском, польском и французском, литовский встречается реже.

Туристы едут в Тракай ради двух основных целей: посмотреть на местные замки и отдохнуть на озерах: летом можно купаться, кататься на катамаране или яхте, а зимой – на снегоходе. Я поехал ради замков. В Троках, как, например, в Сигулде в Латвии, было сразу три каменно-кирпичных замка.

1. Первый замок был построен по указу Гедимина в Старых Троках и впервые упоминается в немецких летописях в 1337 году. Когда Гедимин перенес свою столицу в Вильнюс, замок отошел к его сыну Бутаутасу, а после смерти Гедимина его захватил другой его сын – Кестутис. Около 1350 года в этом замке у Кейстута родился сын Витаутас. Впоследствии Ягайло отнял Тракай у Витовта и отдал своему брату Скиргайло. В 1391 году тевтонские и английские крестоносцы, пришедшие на помощь Витовту, разрушили замок, и более он не восстанавливался. Участок земли с остатками замка Витовт подарил в 1405 году монахам-бенедиктинцам. Их монастырь был построен на месте замка, остатки которого сохранились поныне под землей.

2. В 1375 году Кейстут перенёс свою столицу из Старых Трок в защищённые озером Новые Троки. В 1370-е здесь по его указу строятся два каменных замка на расстоянии пушечного выстрела друг от друга – полуостровной и островной. В 1382-83 Витовт, в рамках войны с Ягайло, вместе с тевтонцами осадил и взял полуостровной замок в Новых Троках, однако не удержал его. После того как Витовт все же добился трона великого князя литовского и помирился с кузеном, он заново отстроил полуостровной замок своего отца. Сегодня от крепости остались оборонительные башни и стены, построек внутри замка уцелело немного.

3. Незадолго до Грюнвальдской битвы, в которой литовско-белорусско-украино-русско-татарское войско Витовта совместно с польским войском Ягайло разбило тевтонцев (1410), по указу Витовта в 1409 году в Новых Троках было закончено строительство островного замка. Витовт, который в военном деле был Тухачевским своего времени, то бишь активно перенимал передовой опыт Запада, пригласил для возведения крепости немецких мастеров. Именно они построили островной замок, который после реставрации в 1930-х и 1950-х годах стал главным туристическим объектом Тракай (как и полуостровной замок, он был наполовину разрушен во время шведского "потопа" в 1655-60, а затем сильно пострадал во время Великой отечественной).

В отличие от двух предыдущих крепостей в Троках, строившихся по образцу замков Ливонского ордена, новая резиденция Витовта возводилась по аналогии с тевтонскими замками, в частности с явной оглядкой на резиденцию великих магистров в Мариенбурге (ныне Мальборк). Витовт жил в Мариенбурге, когда бежал к тевтонцам от Ягайло, и не зря провел у них время. Круглые башни на квадратном каменном основании островного замка роднят его с тевтонским замком в Бытуве, построенном в то же время (1395-1407), а композиция княжеского дворца Витаутаса с внутренним двориком повторяет типичный для Тевтонского ордена замок-конвент в виде прямоугольника. Кроме того, как и в крепостях Тевтонского и Ливонского орденов, в островном замке был гипокауст – система отопления помещений посредством горячего воздуха, проходившего по трубам вдоль стен и пола. Далеко не во всех тевтонских замках были форбург (предзамок) и донжон (главная башня – последний рубеж обороны), как в островном замке Витовта. Зато обширный форбург и высокий донжон до сих пор сохранились в Мариенбурге. В общем, наученный опытом предшествующих лет, Витаутас позаботился о возведении для себя супер-крепости. В 1430 году в ней он и умер.

Троки интересны еще и тем, что там обитают представители довольно оригинальной секты – караимы (всего 60-70 человек). Как и татары, они появились в Тракай в результате разгромного похода Витовта на Золотую Орду в 1399 году. Тогда неуемный князь, собрав большое войско, в которое вошли литовские, польские и тевтонские рыцари, с немаленьким количеством артиллерии двинулся на Орду, но был разбит под Полтавой татарской конницей. Сторонники хана Тохтамыша, который в результате этого похода рассчитывал одолеть своего соперника – Тамерлана, поселились в Тракай. Туда же бежали из Орды караимы, которые имеют очень много общего с крымскими татарами (возможно, "караимы" - это другая форма "крымчаков", и от крымских татар их отличает только иная вера). В Литве караимы заделались в личную охрану князей по типу швейцарской гвардии, албанских наемников или русских стрельцов. "Стрелецкая" слобода караимов в Троках расположена так, что ее нельзя миновать по пути к полуостровному и островному замкам. На мои попытки выяснить у служителя караимского храма, какую религию исповедуют караимы, он отвечал – караимскую (логично), и что все основные религии основываются на Библии. Если быть совсем точным, караимы, подобно уничтоженным хазарам, исповедуют иудаизм, только не признают Талмуд. Соответственно их небольшой храм в Троках называют или кенессой, или караимской синагогой. Внутри синагога оформлена почти как западнохристианский храм, а упомянутый служитель встречает посетителей в турецкой феске.

Каунас (Ковно) – город-крепость

Из Вильнюса до Каунаса я добрался на автобусе примерно за час и за 17,5 литов (175 рублей). В рекламных целях Каунас нередко называют "второй столицей Литвы". В реальности он был столицей всего около 20 лет – с 1919 года до начала Второй Мировой войны, так как Вильнюс в то время принадлежал Польше. Местный Старый город напомнил мне Торунь – такой же ганзейский город средних размеров, стоящий на реке, впадающей в Балтийское море, примерно в 200 км от него.

Как и в Торуне, в Ковно много образчиков кирпичной готики, появившихся здесь благодаря немецким купцам Ганзы, представителям различных монашеских орденов и тевтонским крестоносцам. Прежде всего, это дом Перкунаса (бывшее ганзейское подворье) и остатки замка, который одно время принадлежал тевтонцам. Они дали Витовту войско для борьбы с Ягайло, а он взамен позволил им в 1383 году соорудить замок в Каунасе, но уже в следующем году примирившиеся кузены отбили его у крестоносцев. В стиле кирпичной готики также построены Петропавловский собор XV в. и костел Витаутаса того же периода с сетчатыми (звездчатыми) сводами, характерными для кирх Риги, Гданьска и храмов прочих ганзейских городов, бернардинский костел Св. Георгия XVI в., костел Св. Гертруды, а также некоторые жилые дома на главной улице Сянаместис – Вильняус гатве.

Еще одна черта роднит Ковно и Торунь – до Первой мировой войны это были два города-крепости. Даже на современных картах хорошо видно, что оба города окружает кольцо из 9-12 фортов, а местные ж.-д.-вокзалы отнесены подальше от центра и имеют множество путей для облегчения подвозки различного вооружения и солдат. Только если Каунасскую крепость построила Российская империя для защиты от Германии, Торуньскую крепость создала Пруссия для защиты от России. В сериале Хотиненко "Гибель империи", несмотря на его малобюджетность, отражен весь ужас Первой мировой – в эпизоде, в котором пруссаки подвозят к Каунасской крепости печально знаменитую пушку "Длинная Берта" калибром 420 мм и обсуждают, насколько меньше дней займет разрушение крепости, чем это было нужно для того, чтобы Берта уничтожила кольцо фортов вокруг бельгийского Льежа (еще один город-крепость, на создание оборонительной системы которого были затрачены огромные средства, см. мой отзыв на этой сайте "Как съездить в Европу на уик-энд").

По названной выше причине, от расположенных рядом автовокзала и ж.-д.-вокзала до центра Каунаса нужно пилить пешком минут 30-40. Поэтому лучше сразу сесть на троллейбус (билет у водителя стоит 1 лит = 10 рублей). Если не путаю, от автовокзала до Старого города идут №№ 1, 5, 7, 14, 15. Выходить – у Вильнюсской улицы, которая ведет из Сянаместис в центр Нового города и плавно переходит в аллею Свободы (Лайсвес алея), считающуюся главным каунасским променадом. Архитектурной доминантой аллеи, в которую она, собственно, и упирается, является Петропавловский собор, или собор Св. Архангела Михаила. Это не упомянутый мной средневековый готический храм у Ратушной площади, а другой – неовизантийский, построенный в конце XIX в.. Как и прочие подобные соборы в Риге, Таллинне и Хельсинки, он был возведен царскими властями не просто для осуществления служб для местного православного населения - в первую очередь для российского гарнизона Каунасской крепости, но явно с целью, показать, кто здесь хозяин. В Первую мировую в храме служили мессы для немецких военных, а сейчас – для литовских.

Помимо названных достопримечательностей Сянаместис, конечно, нужно отметить довольно красивую ратушу на Ратушной площади (Ротушес айкште), в которой сочетается готика, ренессанс, барокко и классицизм (например, башня ратуши "восьмерик на четверике" явно построена в духе голландского ренессанса). В самом здании в разное время было много чего, сейчас там ЗАГС. Плюс очень красивое барочное убранство есть в готическом Петропавловском соборе и готико-ренессансном костеле Св. Троицы при бернардинском монастыре, что также стоит на Ратушной площади. А вот иезуитский барочный костел Св. Франциска Ксаверия XVIII в. все на той же площади больше впечатляет снаружи, чем внутри – в Минске, Несвиже, Гродно и Вильнюсе видал я иезуитские костелы и побогаче.

Плюс, безусловно, большой кайф погулять по улочкам Старого города и аллее Лайсвес. Можно еще осмотреть бенедиктинский костел Св. Николая XV в. на окраине Сянаместис, доминиканский костел Тела Господня (Corpus Cristi) XVII-XVIII в. на Вильнюсской улице и православный Благовещенский собор в парке у автовокзала. Честно говоря, внутрь этих храмов я не попал, так как они были закрыты. Но большое впечатление на меня произвел интерьер бернардинского костела Св. Георгия. Во-первых, мне вообще нравятся храмы францисканцев (бернардинцы – ответвление францисканского ордена), а во-вторых, в отличие от соседнего Петропавловского собора, это совершенно не отреставрированная церковь, и там можно увидеть, в каком состоянии достаются реставраторам многие храмы, и оценить их титанический труд. Ну и вообще, средне-крупный готический храм безо всякой мишуры сам по себе внушает.

Музей Чюрлёниса я не стал посещать (как шутил кто-то из "Битлз", "я очень люблю Бетховена, особенно его стихи" – работ Чюрлёниса я не знаю и не особенно стремлюсь к этому). В пресловутый каунасский музей чертей я тоже не пошел, так как полностью согласен с одним средневековым итальянским проповедником (забыл, как его звали), который как-то обещал своим слушателям показать на следующей проповеди настоящих чертей. Когда же на проповедь собралось множество любопытствующего народа, гуру сказал им: "Посмотрите друг на друга". В общем, чертей мне и в повседневной жизни хватает, в музей за ними идти не надо. Зато в окрестностях Ковно есть настоящая жемчужина итальянского барокко, посещение которой просто обязательно для всякого уважающего себя туриста, но, увы, связано с рядом трудностей. Речь идет о монастыре камальдулов в Пажайслисе.

Главная достопримечательность монастыря, спроектированного итальянскими мастерами по классическим законам перспективы, – один из первых в Литве костелов купольно-центрической планировки. В плане костел представляет собой шестиугольник и построен в 1667-1712 годах по образцу знаменитой венецианской церкви Санта-Мария-делла-Салюте. Это настоящее итальянское (венецианское) барокко, и потому костел в Пажайслисе очень похож не на западнохристианские церкви, а на византийские храмы. Первый архитектор церкви – Джованни Баттиста Фредо, затем храм достраивали братья Путини. Внутри костел декорирован лепниной скульпторов И.Мерли из Ломбардии и М.Вольшейдаса из Вильнюса. Вдобавок ко всему стены и купол храма были украшены фресками "Переход через Красное море", "Пир Балтазара", сценами из жизни Св. Христофора и Девы Марии и пр. Создание фресок велось целым рядом западноевропейских художников под руководством флорентийца Микеланджело Паллони, работавшего в Литве в 1674-1700 годах. Считается, что фрески в Пажайслисе создавались под непосредственным влиянием великих венецианских художников.

Ну что, захотелось увидеть это чудо? А фигушки. Во-первых, монастырь в Пажайслисе расположен не в самом Каунасе, а в лесу - на полуострове, образованном течением Немана, на берегу Каунасского водохранилища (Кауно Марёс). Ближе всего к монастырю находится конечная остановка 9-го троллейбуса, которым местные жители пользуются, чтобы добраться до яхт-клуба и пляжей на берегу Каунасского "моря". От автовокзала удобнее и быстрее доехать на 5-ом троллейбусе (остановка на противоположной стороне от автовокзала) - до конечной, а оттуда пройти до Пажайслиса пешком вдоль леса. На машине, ясен перец, доехать проще. Но даже если вы добрались до монастыря, есть другой важный нюанс – время работы. В местном путеводителе время, в которое туристы могут попасть в монастырь, обозначено так: июль – 11.00 (непонятно, что это значит), январь-май – 10.00-13.00, 14.00-16.30, июнь – 12.30-13.30. В общем, даже итальянцы с их вечной сиестой могут только позавидовать такому расписанию, а желающим увидеть венецианское барокко посреди литовских лесов остается выкручиваться кто как может. Или можно отправиться в Венецию смотреть на Санта-Мария-делла-Салюте, либо в Вильнюс, где аналогичный расписанный фресками купол с шестиугольным барабаном имеет крестово-купольный доминиканский костел Св. Духа, создание которого, естественно, не обошлось без итальянских мастеров.

Немного про житейскую сторону Каунаса. Как вы уже поняли, основной общественный транспорт в городе - это многочисленные троллейбусные маршруты. Хоть Каунас и "вторая столица", местное население намного проще жителей Вильнюса: в подземных переходах явно насс…ано, а в подворотнях Сянаместис – откровенно наср…но. Встречается много людей, плохо или совсем не знающих русский язык, что для Вильнюса – скорее исключение. В целом, мне показалось, что Каунас до сих пор пребывает примерно там, где крупные российские города находились в 1990-е годы, то бишь в эпохе первоначального накопления капитала. Мои попытки найти дешевое жилье поближе к центру окончились ничем – о хостелах в Каунасе пока не слышали. В гостинице BW Santakos, находящейся на подступах к Старому городу, запросили аж 105 евро за ночевку в 1-местном номере, а гостиница Minotel в переулках за Ратушной площадью оказалась в стадии реконструкции в 4-5-звездочный отель (неплохо для не самого крупного города в не самой развитой стране ЕС?). Добродушный дядька-сторож подсказал мне, что самый дешевый ночлег в окрестностях можно найти в том самом яхт-клубе при Каунасском водохранилище. Такой вариант хорош для более-менее продолжительного пляжного или водно-спортивного отдыха, но для одной ночевки мне не подходил.

Пришлось сдаться на милость местного частного капитала. За 58 евро мне сдали 2-местный номер в гостинице "Кунигайкщю мяне" (в переводе - "Княжий двор" или что-то вроде того), что на улице Даукшос в самом сердце Старого города. Гостиница соответствовала европейской "трешке" (интерьер, мини-бар, телевизор, завтрак, уровень обслуживания), но для Литвы все равно какая-то стремная цена. Плюсом гостиницы было и то, что на стойке у ресепшен были выложены довольно толковые путеводители по Каунасу, в том числе на русском. Там не только перечислены все достопримечательности, приведены маршруты общественного транспорта и расписания автобусов и поездов, следующих в другие города, но и даны не хвалебно-слащавые, а весьма адекватные оценки республики. Например, по моей "любимой" транспортной теме: "Железнодорожное сообщение в Литве не является ни самым современным, ни самым быстрым…" или "Состояние дорожного покрытия в этом городе, как и во всей Литве, колеблется от очень хорошего до очень плохого". В общем, на мой взгляд заезжего туриста, лучше всего остановиться в Ковно в пансионе Litinterp (ул. Гедиминаса, 28-7). Он находится на полпути между автовокзалом и аллеей Лайсвес, стоимость проживания - не больше 30-40 евро за номер в сутки.

Что еще запомнилось в Каунасе – это свадьбы в ратуше в воскресный день. Как раз когда я подошел к ней, собирались регистрироваться не меньше 3-4 пар "новых литовцев". На площади перед ратушей разместился целый автопарк новеньких "БМВ" и "Ауди" во главе сразу с тремя (!) "Хаммерами", причем один был в виде удлиненного лимузина. Впоследствии молодожены разошлись венчаться по различным костелам, где я их снова и встретил. Но что мне понравилось – сотрудники ЗАГСа дали мне спокойно осмотреть ратушу изнутри, пока не началась регистрация браков. У нас в Москве из-за многочисленной охраны фиг попадешь, например, в Елоховскую церковь, когда там венчаются всякие авторитеты, а здесь я без помех заходил и в ратушу, и в костелы – "братва" не обращала на меня никакого внимания.

Паланга

На следующий день, за три часа и 44 лита (440 рублей) я доехал на автобусе до Паланги. В отзывах уже писали про бабушек, которые сразу окружают автобусы на автостанции с предложениями о сдаче жилья. "Бюджетнее", то бишь дешевле будет сдать вещи в камеру хранения тут же на автостанции и порыскать по окрестностям. Приемлемый вариант жилья можно найти буквально за полчаса: чуть ли не все дома в Паланге увешаны надписями Kambarai nuoma ("Комнаты внаем").

На одной из улочек, параллельных главному местному променаду, улице Басанавичюса, недалеко от моря, я снял комнату за 25 лит (250 рублей) в сутки плюс 5 лит – за постельное белье. Такой вариант, конечно, подойдет не всем, но лично мне подошел. Двухэтажный деревянный дом типа наших дач с небольшими комнатками, общие санузлы и души, общая кухня, горячая вода только по утрам и вечерам. Там же снимали комнаты пенсионеры, прибывшие группой на автобусе из какой-то литовской глубинки. При всей схожести с хостелом, их присутствие, конечно, вносило ряд специфичных особенностей. В хостеле молодой народ выпивает и закусывает на общей кухне до 11-12 вечера, а то и позже, а утром встает не раньше 9-10 часов - важный момент, так как в это время в туалет и душ не пробиться, зато в 7-8 утра можно сидеть хоть час. "Общежитие" же в Паланге замирало часам к 9 вечера, но вставало в 6-7 утра, так что нормально помыться в душе можно было только к 10 часам. В остальном бытовая часть в Паланге также налажена нормально: супермаркет Maxima у автостанции, туристический информационный центр там же, множество кафешек на улице Басанавичюса и в ее районе, кабинки для переодевания и скамейки на пляже, пирс, уходящий далеко в море от той же улицы Басанавичюса, детские аттракционы и т.п.

Клайпеда: широка страна моя родная – от Мааса и до Мемеля

С 8 утра до 10 вечера между Клайпедой и Палангой каждые 20-30 минут курсируют маршрутки, так что добраться не проблема. На момент моей поездки билет в одну сторону стоил 4 лита (40 рублей). Клайпеда – единственный более-менее крупный литовский порт, причем хотя этот город меньше Каунаса, в экономике республики он занимает второе место после Вильнюса, а Каунас – только третье.

Клайпеда, конечно, не столь красива и богата достопримечательностями, как, скажем, Гданьск или Рига, но это еще один старинный ганзейский город со своей интересной историей и с прямоугольной планировкой улиц в Старом городе, типичной для немецких средневековых городов к востоку от Эльбы. Еще в VII в. на месте Клайпеды существовало балтийское поселение, а в 1252 году у впадения реки Дане (Мемель) в Куршский залив ливонские и тевтонские крестоносцы заложили крепость Memelburg. В 1254/58 поселение получило любекское городское право, а в 1474 - кульмское право. Несмотря на неспокойное окружение (в 1255 году Мемельский замок атаковали пруссы, в 1323 – литовцы во главе с Гедимином, в 1379 – снова литовцы, в 1389 – жемайты и т.д.) сюда перебирались колонисты с севера Германии - из Голштинии, Любека и Дортмунда. Согласно границе, установленной между немцами и балтами в 1422 году к северу от города, Мемель оставался немецким аж до 1919 года.

Однако в силу географических причин город никогда не был таким крупным экономическим центром Ганзы, как те же Рига и Гданьск, стоящие в устьях крупных судоходных рек – Западной Двины и Вислы соответственно. Зато в Германии была широко известна строчка из гимна о немецких землях, которые тянутся от Мааса до Мемеля - Von der Maas bis an die Memel.

После Первой мировой войны страны Антанты отобрали у Германии Мемель, который вскоре у небольшого французского гарнизона, охранявшего город, в свою очередь отобрали литовцы, переименовавшие город в Клайпеду (в письменных источниках название Memelburg/Memel встречается с XIII в., а Caloypede и Cleupeda – с XV в.). В 1939 немцы вернули себе Мемель, но только до 1945 года. После войны их всех выселили, а на их место поселили русскоязычных жителей - русских, белорусов и украинцев, которые преобладали в Клайпеде вплоть до начала 1970-х годов, когда в городе стали массово селиться литовские крестьяне. Сегодня русские составляют не больше 30% населения города, так как в 1990-е годы многие из них (преимущественно семьи военных и работников порта) были вынуждены уехать – с 1992 по 2005 год население Клайпеды сократилось на 20 тыс человек до 187 тыс жителей.

Вдобавок ко всему, город сильно пострадал во время Второй мировой войны, так что достопримечательностей в Клайпеде действительно мало. Например, на главной торговой площади Старого города (ранее ею была Театральная площадь, теперь – Торговая) нет "традиционных" ратуши и главного городского собора, хотя по логике когда-то они должны были там быть. Вместо них на Театральной площади стоит главный городской театр, с балкона которого в 1939 году в ознаменование "воссоединения" Мемеля с рейхом выступил Гитлер, и знаменитая скульптура девушки - героини стихотворения местного поэта XVII в. Симона Даха - Annchen von Tharau.

Я не сразу нашел пресловутые фахверковые склады и купеческие конторы, которыми, собственно, и славится Старый город (Альтштадт) Клайпеды. Но кто ищет, тот… Оказалось, что самым интересным в этом плане является небольшой квартал, ограниченный улицами Диджёйи Ваньдянс, Даржу, Вяжейу и Аукштойи. Именно здесь можно почувствовать себя как где-нибудь в северной Германии, Голландии или Англии – благодаря характерным многоэтажным каменным амбарам с каркасом в виде деревянных балок и с приспособлениями для подъема товаров на верхние этажи. Кстати, подобное здание есть даже в Москве – это подворье английских купцов XVII в., совмещающее функции склада и торговой конторы (на улице Варварка у разобранной ныне гостиницы "Россия"). В Мемеле тоже не обошлось без англичан. Во второй половине XVIII в. город жил за счет промышленного производства шерсти, налаженного британцами, и экспорта корабельного леса во "владычицу морей". Так, в 1784 году из 996 кораблей, посетивших Мемель, 500 были английскими. Именно в тот период и были построены многочисленные фахверковые жилые дома и склады.

Плюс в нынешнем районе судоремонтных верфей можно осмотреть то, что осталось от замка XIII в., под стенами которого вырос город. А осталось мало - только основания стен и подвалы. Как в Вильнюсе, Каунасе и прочих подобных местах, к остаткам средневекового замка примыкают бастионы, флеши и ров с водой, сооруженные в XVII-XVIII вв. по самым современным на тот момент голландским технологиям (с противоположной стороны Сянаместис, также у реки Дане, находится еще один бастион на искусственном острове). Благодаря этим укреплениям, в 1678 году знаменитая своими победами шведская армия не смогла взять одну из сильнейших крепостей Пруссии - Memelfestung. Зато город был захвачен в 1757 году во время Семилетней войны российскими войсками, после ухода которых замок был заброшен. Сейчас внутри бастиона при замке находится небольшой музей - как опять же в бастионах Каунаса и Вильнюса. Кроме того, в Старом городе есть музей Малой Литвы, музей кузнечных дел и музей часов, но они интересны скорее только специалистам.

Технический момент: клайпедские автовокзал и ж.д.-вокзал находятся рядом друг с другом, но относительно далеко от Сянаместис и замка – в Новом городе, построенном после войны на другом берегу реки Дане. От автовокзала до Старого города можно дойти пешком минут за 20 либо доехать на маршрутке №8, которая проходит через весь центр города. Местные жители, приезжая из Паланги, выходят из маршрутки, не доезжая до автовокзала - на Литовской площади (Летувининку айкште), откуда по центральной улице Манто легко дойти до Альтштадта.

Куршская коса – вы не скажете, где здесь домик Томаса Манна?

Как и про Палангу, про Куршскую косу писали в отзывах, так что от себя добавлю только некоторые детали. В информационном центре в Паланге мне сказали, что туристические экскурсии на косу организуются раз в 2-3 недели. Теплоходы ходят вдоль литовской части косы в пятницу, субботу и воскресенье: рейс начинается в 10 утра и заканчивается только вечером. Теплоходы высаживают пассажиров в разных местах косы, давая пассажирам некоторое время для осмотра. Каждый переезд от одного поселка на косе до другого стоит 25 лит – в общей сложности 100 лит (1000 рублей, между прочим).

Большинство жителей Клайпеды ездит на косу двумя паромами - пешеходным и автомобильным. Пешеходный отправляется от пристани недалеко от руин замка и идет минут 5. Рядом с пристанью на косе есть остановка автопоезда, на котором можно доехать до дельфинария и морского музея, расположенного в прусском форте конца XIX в. – Nehrungsfort. Немцы всегда были мастерами на такие штуки: форт запирает вход со стороны моря в Куршский залив, подобно тому, как замок крестоносцев запирал вход в реку Дане. Форт интересен сам по себе – круглый редут в центре, капониры для обстрела атакующих с флангов, ров с водой и т.п. Внутри редута устроено множество аквариумов с крабами, угрями, тюленями, пингвинами и т.п. Экскурсии с гидом по-литовски стоят 20 лит, на других языках (русском, английском, немецком) - 40 лит. Неплохая разница в цене, особенно если учесть, что музей был создан в советское время в местах, где литовцы всегда составляли меньшинство населения.

От той же пристани, куда причаливает паром, на автобусе можно доехать до Ниды – главной достопримечательности Куршской косы. Обычно автобусы ходят каждый час, но есть два двухчасовых перерыва днем и вечером. Можно доехать и на маршрутке, что будет стоить чуть дороже – 10 лит. Ехать около часа.

Как написал один автор интернет-отзыва, в Ниде отдыхают "гитлеровцы-пенсионеры, приезжающие сюда, на бывшие немецкие земли, погрустить о великой Германии". Не знаю, гитлеровцы они или нет, но в Ниде действительно полно пожилых немцев с грустными глазами, хотя немчура, даже пожилая, - обычно очень веселая. Нида действительно до сих пор сильно смахивает на немецкий курортный городок: подновленные фахверковые дома 1920-х годов с черепичными крышами, надписи Kambarai Nuoma дублируются на немецком – Zimmer Frei, в кафе крутят записи с немецкими песнями, да и сама немчура повсюду: литовцы активно "разводят" немцев в янтарной галерее, продавая даже самые дешевые побрякушки по 20 евро, в кафешках, где цены на рыбные блюда начинаются от 20-30 лит (200-300 рублей), и т.д.

На окраине Ниды стоит посещения домик известного немецкого писателя Томаса Манна. Домик совсем маленький – то, что по-итальянски называется вилла, по-английски – коттедж, по-французски – шале, а по-русски – дача. Несмотря на небольшие размеры, дача Маннов – очень приятное место для отдыха: она стоит на холме, поросшем соснами, с которого открывается великолепный вид на Куршский залив (его ширина в том месте такова, что противоположного берега даже не видно). Известно, что писатели и поэты знали толк в том, где отдыхать и творить. Тот же Манн отдыхал и работал на косе Лидо недалеко от Венеции (см. мой отзыв "Самостоятельный отдых в Италии), Гоголь писал "Мертвые души" в Риме, Горький "Мать" - на острове Капри, Тургенев "Дым" - в Баден-Бадене, Максим Леонидов "То ли девочку, а то ли виденье" - в Каннах, а Маринина ездит в Баден просто на отдых.

Конечно, если есть денежки и желание, отдыхать надо именно на Куршской косе, а не в Паланге. Местные жители считают, что на косе пляжи намного чище. Но это даже не главное. Коса имеет в ширину около двух километров и засажена соснами. С одной стороны плещется Балтийское море, с другой – Куршский залив. Атмосфера – просто офигительная, пользительная донельзя. На пляжах народу действительно мало, а песок прямо хрустит под ногами. Повсюду открываются настолько живописные виды, что на косе полно будущих художников - ребят и девчонок, приезжающих туда на этюды. А если хочется разнообразия, то можно, как отдыхающие здесь немцы, пошастать по дюнам. Это занятие советуют всем. Только на туристов, вернувшихся из дюн, жалко смотреть: пустыня, пусть и маленькая – и в Африке пустыня.

Ну, и напоследок два "бонуса" - "общеобразовательный" и практический.

Про балтов и про янтарь

Несмотря на всяческие трения между русскими и прибалтами, неоспоримым является тот факт, что балты – это ближайшие родственники славян. Некоторые ученые даже считают, что в определенный исторический период существовало балто-славянское единство, то есть группа близкородственных племен, объединявшая предков балтов и славян, говоривших на схожих наречиях. Часть балтов проживала даже на территории Москвы и Подмосковья, например, балтское происхождение имеют названия рек Яуза (Овсяная) в Москве и Можайка, по которой назван Можайск (ср. лит. mazas – маленький).

Сегодня принято выделять три группы балтов: западных, восточных и днепровских. Западные балты были наиболее близки в культурном и языковом отношении к славянам и одновременно являлись самыми активными и "продвинутыми" из всех балтийских племен. К западным балтам относились: предки кашубов на территории современной Польши (жили к западу от устья Вислы, очень рано были славянизированы), уничтоженные тевтонскими крестоносцами пруссы, ассимилированные поляками и литовцами ятвяги, а также вошедшие в состав латышей курши. Возможно, к западным балтам принадлежала голядь (галинды), жившая на реке Оке и ее притоке Протве вплоть до XII в. – "галиндами" назывались западные балты, соседствовавшие с пруссами и ятвягами.

Как считала известная литовская исследовательница М.Гимбутас и прочие авторитетные ученые, своей "продвинутостью" западные балты были обязаны тому, что они и их предки веками и даже тысячелетиями добывали янтарь и поставляли его на экспорт по всей Европе. Уже три с половиной тысячи лет назад протобалты широко экспортировали "золото Севера" носителям крито-микенской цивилизации, обитавшим на территории современной Греции.

Изделия из балтийского янтаря также находят в Месопотамии, Египте и по всей Италии. Благодаря тысячелетнему янтарному пути, западные балты и их предки получали от древних греков и римлян изделия из бронзы, железа, золотые монеты и прочие материальные достижения цивилизации. Некоторые ученые полагают, что отдельные представители западных балтов и их предков добирались до севера Италии и до Греции, где они почитали дельфийского оракула, а римские торговцы и купцы приезжали в земли западных балтов и пытались наладить там местное производство по "западным технологиям". Во всяком случае, романизованные кельты-торговцы и ремесленники жили среди пруссов в I в. н.э.

В раннем средневековье западные балты также показали себя. Например, вместе с готами, высаживавшимися в устье Вислы, во I-II вв. н.э. пруссы совершали походы на Скифию, то бишь на западную Украину вплоть до Черного моря, а возможно, и на Римскую империю. Вместе с предками кривичей и ильменских словен западные балты осуществляли колонизацию нынешней северной Белоруссии и севера России. В эпоху викингов, в VII-IX вв. курши не только отражали набеги на их земли данов и шведов, но и сами устраивали пиратские рейды против скандинавов.

У западных балтов начали складываться и свои города. На месте основанного немцами в 1237 году Эльбинга, как минимум с 700 по 850-880 годы существовало прусское торгово-ремесленное поселение Трусо, ведшее с германцами торговлю по морю. Вплоть до 1016 года у основания Куршской косы действовало аналогичное прусское поселение - Кауп (его также называли Гинтийар, от прус. gintars – янтарь). Кауп контролировал торговый путь от Немана на Готланд и в Швецию, но был уничтожен датчанами. А в XII-XIII вв. пруссы прославились своими марш-бросками в земли поляков – вплоть до западного берега Вислы и Мазовии, за что они, собственно, потом и поплатились.

Днепровские и восточные балты, называемые также летто-литовцами (они были непосредственными предками литовцев и латышей), существенно отличались от западных балтов. Веками они жили в глухих лесах в стороне от общеевропейской истории. Именно этим объясняется то, что современный литовский язык является ближайшим родственником давно "мертвых" санскрита и латыни. Язык неизбежно меняется тогда, когда в обществе происходят политические, экономические, социальные и прочие "сдвиги" (яркое свидетельство тому – как изменился "великий могучий" в последние 15 лет). Если же сдвигов нет… Простой пример: и в западных, и в восточных славянских языках есть слово "цена". Произошло оно от индоевропейского kainas – отпало s, дифтонг ai стянулся в e, k палатализировалось в ц. Все это случилось тогда, когда предки русских, поляков и прочих славян еще не разделились на различные народы, то есть около двух с половиной тысяч лет тому назад. А вот в литовском слово kaina существует и поныне. Так что восточные балты, сами того не желая, сделали шикарный подарок исследователям индоевропейских языков.

Со временем судьбы восточных и днепровских балтов разошлись. Под воздействием западных балтов и славян, летто-литовцы включились в европейскую историю. Вначале от западных балтов к восточным поступали металлические изделия и прочие "последние новинки" из Европы. Затем в IV-VI вв. славяне и часть западных балтов двинулись на северо-восток, по пути либо ассимилируя летто-литовцев, либо оттесняя их на северо-запад, на территорию нынешних Латвии и Литвы. В итоге предки латышей передвинулись к морю со своих исконных земель в теперешней северо-восточной Белоруссии и прилегающей части России (где позднее возникли Полоцк, Витебск, Смоленск), а предки литовцев – со своей родины в центральной и северной Белоруссии (где теперь Минск, Лида и пр.). При этом летто-литовцы сохранили прежние племенные различия: не зря в последующие века в Литве существовало деление на "верхних" аукштайтов и "нижних" жемайтов, а в Латвии – на земгалов и латгалов. Но если латгалы и жемайты долгое время продолжали жить по старинке, то аукштайты сумели создать крупнейшее в Европе государство - ВКЛ, а земгалы, имевшие торговую гавань в районе современной Юрмалы и затем составившие значительную часть населения Риги, заложили основы латышского народа.

Днепровские же балты (жили по среднему течению Днепра, на территории южной Белоруссии и северной Украины) и те летто-литовцы, что остались на своих местах при расселении славян, к VIII-IX вв. были полностью ими ассимилированы. Впрочем, этот вопрос до сих пор остается не вполне ясным. Хотя днепровские и часть восточных балтов освоили славянские язык и культуру, они, безусловно, внесли свой вклад в формирование белорусов. Например, белорусское "аканье" и "яканье" явно имеет балтийское происхождение (в литовском буква "е" поныне читается как "я") – подобно тому, как характерное фрикативное "г" досталось украинцам от скифов и сарматов. Также существуют карты распространения верхнеднепровско-валдайского антропологического типа, которые ясно показывают, что в средние века внешность жителей нынешней Белоруссии была совершенно идентична внешности пруссов, аукштайтов, земгалов и прочих балтов.

Так что включение белорусских земель в состав ВКЛ было вполне закономерным событием. А во время гражданской войны, в феврале 1919 года, на первом съезде советов Литвы была принята декларация об объединении советской Литвы и советской Белоруссии и провозглашено образование Литовско-Белорусской ССР ("Литбел"). Показательно и нынешнее литовское название Белоруссии - Балта-русия (прямо "Руссо-Балт"). Возможно, даже нынешнее "застревание" Белоруссии в советской эпохе обусловлено теми же географическими и климатическими причинами, что и "консервация" общества и языка восточных и днепровских балтов.

Некоторые практические замечания

Транспорт

Считается, что от Москвы до Вильнюса дешевле доехать, взяв билет на поезд до Калининграда, так как в последнем случае стоимость билета рассчитывается не по международному, а по внутрироссийскому тарифу. Обратно, скорее всего, дешевле доехать прямым поездом Вильнюс – Москва. При мне в кассах Белорусского вокзала женщина брала билет в купе Москва – Калининград за 3 с лишним тысячи, а билет Вильнюс – Москва в столице Литвы стоит 220 лит (2200 рублей) в купе и 120 – плацкарт (с бельем). По самой Литве приходится перемещаться на автотранспорте, так как о местной детской железной дороге вы можете сразу забыть. Как и в Белоруссии, Латвии, Калининградской области и т.д., ж.д.-транспорт в Литве относится к разряду вымирающих. Например, ж.-д.-ветка Гродно – Друскининкай хоть и значится на картах, но уже давно разобрана, а дизель Друскининкай – Вильнюс следует с заходом на территорию Белоруссии (для поездки в 100 км две границы – это слишком).

Автобусы и маршрутки, как вы поняли, ходят часто, но стоят дорого. Например, билет на автобус Паланга – Вильнюс стоит 55,5 лит (550 рублей), на поезд - 42,1, но к этому надо еще прибавить билет на маршрутку за 4 лита и крайне редкое отправление поездов. Автопарк в Литве, конечно, получше, чем в Белоруссии, но все равно являет собой живописное сочетание "Сканий", "Икарусов" и прочих западно- и восточно-европейских машин разных годов выпуска - от совсем старых и раздолбанных до вполне новых и приличных. Наряду с автобусами, и в Литве, и в Белоруссии на междугородних маршрутах используются немецкие минивэны Mercedes. Всем они хороши, только форточки (а нередко и люки в крыше) в них не предусмотрены. А если учесть, что кондиционер жрет много бензина, а стоит он в Литве и Белоруссии очень дорого, то легко догадаться, что водители маршруток кондиционеры принципиально не включают.

С городским транспортом проще – в Вильнюсе он представлен преимущественно чешскими автобусами Karosa с "гармошкой" и троллейбусами (есть энгельсовские, но мое воображение поразили огромные трехосные монстры Solaris). В Каунасе ходят преимущественно энгельсовские троллейбусы и маршрутки Mercedes. Почему-то трамваи в Литве не жалуют – либо это признак отставания региона в период промышленной революции, либо связано с чересчур маленькой шириной улиц в городах.

Питание

Кафе и ресторанов в литовских городах, посещаемых туристами, вполне достаточно. Из сетевых марок особенно заметны "Делано" и "Чили Пика" – вариант для семейного отдыха или "куда сводить приличную девушку". В общем, чинно-благопристойно, всякие салатики и десерты. "Делано" получше будет. Это сеть, которая, видимо, работает по франшизе латвийской "Лидо". В "Делано" выдержаны те же принципы, что и в "Лидо": самообслуживание, интересные интерьеры, большой выбор качественных блюд при относительно невысоких ценах. Но, в отличие от "Лидо" в Риге и в Минске, где просто толпы народа, в "Делано" на проспекте Гедиминаса в Вильнюсе посетителей немного. В целом, кафешки в Литве - приличные, обслуживание быстрое и ненавязчивое, кухня неплохая. "Плохие" только цены – даже в Польше в прошлом году они были ниже, не говоря уже о Чехии (хотя, возможно, все дело в инфляции по всей Восточной Европе).

Можно питаться и едой из супермаркетов, скажем, готовыми блюдами из кулинарии. Например, в Паланге так делают почти все отдыхающие – литовцы, русские, англичане и т.д. Наиболее часто из продуктовых супермаркетов встречаются скандинавская Iki и литовская Maxima, в спальных районах попадается Norfa и т.п. Мини-маркеты Iki называются Iki-ukas, а Maxima, ранее именовавшаяся Vilniaus Prekyba ("Вильнюсская торговля"), делит свои магазины по форматам с помощью крестов (или буквы X). Один крест – мини-маркет, два – супермаркет, три – гипермаркет. XL и XXL я не видел. Торговый центр по-литовски – prekybas centras, самые известные ТЦ в Вильнюсе, Каунасе и т.д. – Akropolis, которые по-моему принадлежат все той же Maxima.

Банки

В торговых центрах, при вокзалах и автостанциях всегда есть отделения банков – чаще всего встречаются Parex и Hansa, очереди в них организованы на западный манер – отрываешь талончик с номером и ждешь, пока твой номер не высветится на табло. Обменять валюту или снять деньги с кредитки также можно в киосках на улице – Snoras, которыми предпочитают пользоваться местные жители (видимо, так удобнее и комиссии меньше, но не уверен).

Язык

В таких местах, как Вильнюс, Друскининкай, Тракай и Паланга, русский язык понимают практически все (а кто не понимает – им же хуже). Подобно латышам, полякам и чехам, многие литовцы активно используют русский мат. Также нередко в речи литовцев проскальзывают русские слова-"паразиты": ну, давай, короче. В Каунасе по-русски говорят уже с трудом. В Клайпеде все зависит от того, с кем вы имеете дело – с русским, украинцем, белорусом или потомком литовских крестьян. В последнем случае понимание русского может быть почти нулевым: кроме своего диалекта, крестьянин ничего не знает. Кое-кто из литовцев неплохо понимает английский, немецкий или польский. На Куршской косе мне повстречался интересный персонаж – активный представитель иудейского племени, который почему-то не свалил в Германию и активно зазывал на разных языках прокатиться в Ниду на своем минивэне. Особенно мне понравилось, как он без тени смущения зазывал немцев: "Hei, Deutsche Leute, komm zu Hier – Эй, немчура, валите сюда". В общем, немецким пенсионерам так и надо, гитлер-югенд на пенсии вполне заслужил как минимум фамильярности.

Фотоальбомы

Возможно, где-то и есть хорошая литовская полиграфия, но в Тракай и в Вильнюсе мне попадалась откровенная макулатура, причем по завышенным ценам. Даже в книжном магазине на проспекте Гедиминаса небольшой фотоальбом сомнительного качества по Вильнюсу стоит 41,25 лит (412 рублей), а более-менее крупный фотоальбом по Литве – 800 рублей. В Польше, например, фотоальбомы такого же объема, но более высокого качества стоят в два раза дешевле. Единственное, что в Вильнюсе стоит дешево, - переписать цифровые фото на компакт-диск – для флэшки объемом 512 Мб – 4-5 лит (40-50 рублей), включая стоимость CD. Сделать это можно в здании автовокзала, на проспекте Гедиминаса и т.д.

Карты

В Москве приобрести карты Вильнюса, Каунаса и других литовских городов можно в таких местах, как магазин "Атлас" у "Детского мира", "Дом книги" на Новом Арбате, "Библио-Глобус" на Мясницкой. Только делать это вам вряд ли захочется – карты стоят по 300-500 рублей. Как мне пояснили, карты Лондона, Парижа или Праги стоят в разы дешевле, потому что их печатают все подряд, а карты литовских городов – это вещи для узкого круга лиц. В самой Литве хорошие подробные карты местных городов стоят по 60-100 рублей.

Путеводители и инфа из интернета

Можно, конечно, приобрести за 320 рублей путеводитель по Литве Томаса Кука, но только если вы турист американского типа – "деньги есть, ума не надо": в гиде рекомендуются хорошие недешевые гостиницы и рестораны, но часть, посвященная достопримечательностям, - откровенно убогая. Лучше взять информацию из русскоязычной части интернета.

Полезные ссылки

www.talusha1.narod.ru/travel/lithuania/lithuania_txt.htm#p0_1 - подробная информация о всех достопримечательностях Вильнюса и Каунаса.
www.otzyv.ru/read.php?let=15920&v=020507152403&p=0 - опыт съема жилья и отдыха в Паланге.
ve.free-travels.ru/articles/item.php?country=lithuania - практическая информация о путешествиях по Литве от автостопщиков.
wilno.prv.pl , открыть меню plan wilna - две карты Старого города Вильнюса с польского сайта с наглядным указанием основных достопримечательностей.

Опубликовано: 09.07.2007 20:57:00
Автор: Глеб
Просмотров 1474