баннерная реклама :)

Главная » Иордания» Восточные сладости

Восточные сладости 

август 2007

На решение посетить Иорданию больше всего повлияли выборы Новых чудес света, в список которых под вторым номером вошла Петра, розовый город, крупнейший самоцвет в короне Иордании, как величают этот таинственный древний город туристические программы. Поэтому был приобретён недельный тур, куда, кроме Петры, вошёл ещё ряд достопримечательностей, рассказ о которых ниже.

Добирались регулярным рейсом Royal Jordanian. Время в полёте от Москвы до Аммана три с половиной часа, кормят так-себе, поят стандартно. Но у "королевских иорданцев" есть и своя коронка – каждое кресло их аэробуса А-320 оборудовано плоским экраном и пультом управления к нему. Так что любой пассажир время пребывания на борту может провести с пользой. Например, посмотреть один из локальных TV каналов, по которым в режиме nonstop идут художественные, анимационные или документальные фильмы, может поиграть в несложные компьютерные игры, всякие там бродилки-стрелялки, либо послушать музыку – пара наушников – подарок авиакомпании каждому пассажиру. Музыки много: европейская, американская, арабская; ещё можно "полистать" аудиокнигу, в нашем случае это был Конан Дойл, ну и, конечно, есть возможность провести время с наибольшей духовной пользой, постигая суры аудио-Корана. Кстати, по одному из TV каналов почти постоянно показывают направление на Мекку, что для правоверного мусульманина является необходимым, вот только молящихся на борту не наблюдалось. Да и саму Иорданию очень уж религиозной не назовёшь, призывы к намазу, доносящиеся с минаретов, оставляют большинство прохожих равнодушными, а молящегося за всё время пребывания я видел лишь однажды, но обо всём по порядку. Наш самолёт совершил посадку в аэропорту имени королевы Алии, третьей жены короля Хусейна, отца нынешнего короля Абдаллы второго. Поводом присвоения имени Алия аэропорту стала вертолётная авария, в которой королева погибла, повышает ли такое поименование у пассажиров желание летать большой вопрос. Нас встречают, у нас групповая виза, это экономит нам деньги, около 50$ на троих, и время, не нужно стоять в очереди за визой. Меняем немного долларов, курс неплохой, но комиссия делает это обмен равноценным отельному. Всё-таки валюту выгоднее менять в Амманских обменниках. Получаем свой багаж, по пути заглядываем в duty free shop, цены на въезде, как выяснилось позже, равны ценам на выезде и на спиртное исключительно низкие, чем грех не воспользоваться. Нашу небольшую группу: меня, жену и дочь встречает персональный водитель, мы узнаём его по плакатику с нашими фамилиями. Он вручает нам путеводитель по Иордании на русском языке, приятно; водитель прилично говорит на английском и знает несколько русских слов: "здравствуйте", "хорошо", "спасибо". Позже он показал нам потрепанный русско-арабский разговорник наиболее часто используемых фраз, прочитанное там "по газонам не ходить" привело нас в весёлое расположение духа. Мы едем в гостиницу Arena space, по дороге мило беседуем с нашим разговорчивым водителем Насером. За баранкой он много лет, работал в Египте, людей с таким именем там уважают, возил премьер министра Финляндии, примерный семьянин, больше одной жены ему не надо, а вот детей надо много – у него их пятеро, три мальчика, старшего, конечно, зовут Мухаммед и, как догадался проницательный читатель, две девочки. Наконец подъезжаем, Насер помогает нам с багажом и оформлением в гостинице. Осматриваем предоставленный номер – тесноват, на заявленные **** не тянет, зато есть наклейка на письменном столе с направлением на Мекку, жена тут же хочет завладеть этим экзотическим сувениром, но мы её стыдим, сравнивая замышляемый ею поступок с кражей библии из провинциальной европейской гостиницы. Время позднее, мы устали, поэтому нам остаётся только помыться и лечь спать.

Завтрак в отеле так себе, тоже не на четыре звёздочки: никаких фруктов, консервированный сок, дешёвая колбаса, сыр, омлет, овощи, пастообразные закуски непонятного состава и вкуса, хлопья, булочки, масло и джем. Наш водитель оказался неожиданно пунктуальным, за 10 минут до назначенного времени уже ждал нас у машины вместе с экскурсоводом. Нашим гидом оказался довольно молодой парень по имени Мадж, он учился в университете Дружбы Народов в Москве, поэтому по-русски говорит чисто.

Прежде чем описывать Иорданские достопримечательности, несколько вступительных слов. Иордания – страна молодая. Современное Хашимитское Королевство Иордании возникло лишь в 1946 году на месте английского протектората. Сегодняшний почитаемый всеми король Иордании Абдалла 2 по общему счёту всего пятый король этой страны. До англичан в этих местах хозяйничали турки, поскольку Иордания входила в состав Османской империи. Несмотря на свою молодость, стана имеет легендарную древнюю историю и замечательные памятники библейских, греко-римских и христианских времён. Это та самая, пользуясь библейским слогом, "земля Хананеев, Хеттеев, Аморреев, Ферезеев, Евеев и Иевусеев, где течёт молоко и мёд".

Знакомство с историческим наследием мы начали с античного Джераша или Герасы, как этот город назывался во времена Александра Македонского. Благодаря накрывшему однажды этот город селевому потоку и сухому климату, Джераш отлично сохранился, гораздо лучше чем, например, греческие Дельфы. После греков тут хозяйничали римляне, благодаря которым была воздвигнута арка Адриана, ипподром, ряд храмов и конечно бани. Кроме того, замечательны овальная площадь, два амфитеатра и ряды колон, обрамляющие мощёные улицы. А одно из лучших мест в древнем Джераше это Нимфей, декоративный фонтан, а ля Треви, только сильно разрушенный. Про этот Нимфей в подаренном нам путеводителе в частности сказано "вода лилась каскадами через пасти каменных тигровых голов тигров". Город действительно большой, туристов мало, храмы и амфитеатр осматриваем в одиночестве и чувствуем себя первооткрывателями. По нашему общему мнению впечатления от увиденного никак не уступают впечатлениям от италийских Помпей, а благодаря особенностям пустынного ландшафта вы можете охватить взглядом город целиком, и впечатления ещё усиливаются. Собственно сравнивать Джераш с Помпеями стало общим местом, а наименование города "Помпеи Востока" туристическим клише. Во время экскурсии наш гид не рекомендовал сходить с туристических троп и особенно взбираться на груды ещё не разобранных античных камней, мол, там любят прятаться змеи, скорпионы и прочая гадость. Дай мне тысячу долларов, я туда не полезу, патетически восклицал он. Так или иначе, проверять его искренность мы не стали. Возвращаясь назад, видели когорту римских воинов в парадной форме и полном вооружении, они готовились к так называемому Римскому шоу, но наша расписанная по пунктам тур.программа увы не позволяла принять в этом шоу участие.

Следующий объект осмотра – памятник из средневековых времён – арабский замок Аджлюн, воздвигнутый для борьбы с крестоносцами. Нам рассказывают, что основное отличие арабских замков от замков крестоносцев в устройстве моста через опоясывающий ров. У крестоносцев мост просто поднимался на цепях, у арабов же опрокидывался в ров вместе с наступающим неприятелем. Замок небольшой, да и сохранился не очень, если бы не открывающийся со смотровой площадки вид, можно было бы вообще не ездить. Возвращаемся назад в Амман, главный объект осмотра - Цитадель или Крепостная гора, место, где несколько тысячелетий назад, возник этот город, при аммонитах называвшийся Рабат Амон, при греках Филадельфия. Осматриваем остатки храма Геркулеса, тут сохранность аналогичная Дельфам – шесть полуразрушенных колон, а также археологический музей. Музейчик небольшой, но интересный. Собраны найденные при раскопках статуи бронзового и железного веков, монеты, украшения, утварь, а также оружие уже арабских времён. Тут же представлена часть знаменитых кумранских рукописей, а именно найденные на территории Иордании медные пластины с библейскими текстами. На крепостной горе открывается панорамный вид на город, он как Рим или Москва тоже построен на семи холмах. Кажется, что совсем рядом, хотя это не так, полощется на ветру огромный государственный флаг. Флаг этот, как сообщает нам Мадж, самый большой в мире и на этом основании занесён в книгу рекордов Гиннеса. Иорданский флаг состоит из черной, белой и зелёной полос, соответствующим правящим арабским династиям Аббасидов, Омейадов и Фатимидов, соответственно. Всё это скрепляется красным треугольником Хашимитов, к которым принадлежит и теперешний король, и запечатывается семиконечной арабской звездой. На Крепостной горе есть и следы арабского правления – дворец, ну это путеводителем про полуразрушенное строение слишком сильно сказано, Омеядов. На горе жарко, мы уже устали, и нас везут на отдых в гостиницу, разумеется, с обязательной остановкой у сувенирного магазина. Стандартные иорданские сувениры это арабская одежда, поделки из дерева оливы, изделия из металлов, в том числе декоративные кинжалы, серебряные ювелирные украшения с полудрагоценными камнями и косметика на основе продуктов Мёртвого моря. Продавцы цену скидывают неохотно, но действует принцип – купил две вещи, третья в подарок. Дочь собирает разные кулончики-обереги из серебра, поэтому решает здесь пополнить свою коллекцию. В лавке имеется широкий выбор серебряных табличек с надписями арабской вязью, нам объясняют, что какая надпись означает. После мучительных раздумий дочка берёт наиболее известную "Аллах Акбар" и тут же водружает себе на шею. "Что же ты в поездку не взяла свой крестик", - спрашивает жена. "Эта земля находится под покровительством другого бога", - резонно возражает дочь. На этот день культурная программа исчерпана, из важных мероприятий нам осталось только поужинать. Гид с водителем рекомендуют ресторан самообслуживания рядом с нашим отелем, такой макдональдс на арабский манер. Преимущество в том, что блюда выставлены на витрине и заказываемое мы можем не называть, а просто тыкать в него пальцами. Итак, мы стоим в очереди, которая движется довольно медленно, арабская специфика. Наконец делаем заказ, берём овощные салатики, из горячего жена и дочь решают остановить свой выбор на прозаической жареной курице, а я хочу попробовать экзотический мэнсаф. На гарнир рис, тут его действительно умеют превосходно готовить – белый рассыпчатый, либо жёлтый с шафраном и исключительно вкусный. А вот попытка заказать хлеб закончилась провалом, его не было на витрине, и слова bread, pan ничего продавцу не говорили. Салаты оказались чересчур островаты, мэнсаф кусками баранины на громадных костях, которые не очень удобно отделять при помощи разовых ножа и вилки. Баранина была сварена в кислом молоке и подавалась в отдельной глубокой тарелке, мне не показалось это органично, баранина не приобрела ничего особенного, а соус слишком кислым и остался. Зато порадовал десерт – большой выбор пирожных, главным ценителем которых стала дочь. Мы на радостях купили набор типичных восточных сладостей, бледным подобием которых являются козинаки. Вкус несколько удивил, похоже, века, когда арабы были мировыми хозяевами пряностей, оставили неизгладимый след. Они суют их куда ни попадя, даже в кофе и сладости, особенно обожают кардамон. Этот вкус нас буквально преследовал.

Следующий день преимущественно христианский. Сначала едем в город Мадабу, среди его жителей много прихожан греческой ортодоксальной церкви. Мадаба упоминается в библии в книге Исхода, это город страны Моавитян. Мы осматриваем храм святого Георгия. Храм не очень старый, конца 19 века, ничего особенного, единственная заслуживающая внимание достопримечательность - раскинувшаяся на полу, древняя мозаичная карта, интересно, как её нашли, этих мест. Собственно из-за этой карты туристы в Мадабу и ездят. На карте обозначены Мёртвое море, Иерусалим, Иерихон, другие легендарные города и местности. Ведём с гидом богословскую беседу. Речь заходит об Иуде, продавшем Христа, по словам Маджа, за 13 золотых. Мы возражаем, дескать, за 30 серебряников, но спора не получается, наш гид оказывается конформистом и объясняет, что по тогдашнему курсу это фактически одно и тоже.

Следующий объект посещения – гора Небо, с которой, по легенде, Моисей увидел Землю Обетованную и на которой, по той же легенде, нашёл свой последний приют. Путеводители утверждают, что в хорошую погоду с горы видны крыши Иерусалима. Увы, расстояние и топографические особенности делают это нереальным, видимо, за всё время восхождения на Небо, увидеть Иерусалим (и умереть) удалось единственному человеку, да и то мысленным взором. Но вид с горы действительно впечатляет. Видно Мёртвое море, на горизонте прикрывающие Иерусалим с востока горы, долину реки Иордан и город Иерихон, почему то без стен. Мадж назвал Иерихон самым древним городом на Земле, я не стал спорить, хотя у меня имелась пара контр примеров, если не Рим, он же вечный, но тут я могу ошибаться, то Вавилон без сомнений древнее. Ну да бог с ним с Иерихоном, тут поважней загадка – как Моисей, обозревая окрестности, углядел Обетованную Землю, как отделил её от других земель в этом однообразии, с чего решил, что там течёт молоко и мёд. Видимо, всё дело в лингвистике, Моисея неправильно поняли и перевели. Пейзаж, лежащий у наших ног, тоже был цвета молока и мёда – белёсая дымка и желтоватая каменистая пустыня. В 2000 году гору Небо посетил Папа римский (Иоанн Павел II) и официально признал это место местом паломничества. На вершине горы сооружена металлическая конструкция – Посох Моисея, он же Змеиный крест, поскольку посох этого почтенного старца имел обыкновение превращаться в это малопочтенное пресмыкающееся. Рядом мемориальный храм, собравший под своей крышей фрагменты более древних храмов, построенных здесь же в разное время. Как и в Мадабе тут царство мозаик. На мозаиках геометрический или растительный орнамент, изображение креста первых христиан, а на одной, самой сохранившейся люди с животными, среди которых страус. Не думал, что он водился в здешних местах. Был посрамлён в первом же сувенирном магазине-фабрике, куда нас привезли после посещения горы, и где была широко представлена живопись по страусиным яйцам. Ещё наше внимание обратили на мозаики, которые изготовляли тут же, нам показали как, причём работой этой занимались инвалиды. Почему так, возможно это специальный маркетинговый ход – упор на жалость, выдуманный хозяевами. Стоит отметить, что продавцы, торговавшиеся с нами, отличались отменным здоровьем. Мозаики мы так и не купили, те, что по карману, не по сердцу, и наоборот.

Дорога, ведущая нас с горы Небо дальше, это нить связующая Ветхий и Новый заветы, поскольку от могилы Моисея мы едем к месту крещения Христа. Путь этот тернист, постоянно попадаются блокпосты, фотографировать которые ни в коем случае нельзя, рядом граница с Израилем. Нам объясняют, что экскурсии к месту крещения проводят совсем недавно. "А раньше что здесь было", - задаёт наивный вопрос дочь. "Минное поле" - отвечают ей. Наконец, мы выгружаемся из автомобиля, очень жарко, мы прячемся под навесом, где ждём туристов из других групп. Туристы пребывают, подъезжает специальный автобус, который выгружает тех, кто уже посетил место крещения и забирает нас. Езды на автобусе минут пять, повсюду проволочные заграждения, далее нужно идти пешком по специальной тропинке. Гид рассказывает нам, что в этих местах и жил однажды обливший водой Иисуса Иоанн Креститель. Питался этот любитель водных процедур сушёными цикадами, макая их в дикий мёд. Поскольку Креститель давно обезглавлен, а больше любителей здорового питания не нашлось, цикады сильно размножились и сопровождают наш поход несмолкаемыми трелями. Наконец, мы подходим к предполагаемому месту крещения. К сожалению, стать последователем Иисуса не представляется возможным. Окреститься нельзя, нет воды, Иордан изменил своё русло. Доказательство того, что мы у настоящего места крещения следующее: на этом месте найдены остатки храмов, датированные первыми веками нашей эры. Храмы эти неоднократно разрушались наводнениями, но восстанавливались на том же месте, а не переносились в другое, более безопасное. Значит место это святое, а значит именно здесь крестился Иисус. Наблюдаем раскопки, обнажающие древние фундаменты и двигаемся дальше. Осматриваем недавно возведённую небольшую церквушку с золочёными куполами и спускаемся к реке по деревянным сходням. Тут оборудована беседка, посредине чаша с иорданской водой, которую можно брать для крещения, сбоку часовой с автоматом. Ширина Иордана метров 5-10, на противоположной стороне Израиль, видим какие-то строения, флаг, проволочные заграждения, израильских часовых или туристов не наблюдается. Разуваемся, чтобы омочить в Иордане ноги. Ощущения почище, чем от мытья сапог в Индийском океане. Можно верить в описываемые Новым заветом события, можно не верить, но то, что эта самая вода, в которую мы так легкомысленно погрузили свои конечности, изменила мир, во многом сделала его таким, какой он есть сегодня, несомненно. И от этого захватывает дух.

Недалеко от места крещения нам показывают гору, с которой якобы вознёсся на небо пророк Илья, ничего особо примечательного, да мы уже ничего и не воспринимаем, слишком устали от жары и впечатлений. Отдыхаем в дороге, а дорога ведёт нас в замок крестоносцев Карак. Перед самим замком ресторан, нужно подкрепиться. Вообще Иордания страна по европейским меркам недорогая, но и особо дешёвой её не назовёшь. И этому, кстати, способствует высокий курс национальной валюты – иорданского динара, один доллар это примерно 0.7 динара. Есть ещё кырши (1/100 динара) и филсы (1/1000), но при торге с туристами всё округляется до динара. Кстати, арабы, создатели алгебры, до сих пор держат первенство в бытовой математике, их монеты дробного достоинства – половина и четверть динара, и они свободно дробями оперируют, что современному европейскому школьнику даётся с большим трудом. И ещё, раз речь зашла о числах, несколько замечаний. Арабские цифры, с помощью которых мы записываем числа, распространены по всему миру, за исключением арабских стран. Там свои цифры, и именно их арабы называют арабскими, а те цифры, что используем мы, английскими. Так пятёрка в арабо-арабских обозначениях выглядит как наш ноль, и мы долго смеялись, получив на сдачу в магазине монетку в "ноль" кыршей. Беседовали мы о сравнительной дороговизне и с нашим гидом. Он сказал, что Москва очень дорогой город. Мы возразили, что Аман тоже недешёвый. Мадж категорически не согласился: знаете, сколько стоит покурить кальян в Амане и сколько в Москве, вещал он, да тут, как говорится, не поспоришь. В ресторане, куда мы заглянули, была система шведский стол, по 7 динаров с носа, входило всё, кроме напитков. Мы заказали по прохладительному дринку, цена которому максимум динар, счёт, как нетрудно догадаться, нам выставили в 30 динаров, круглые числа любят все, но заявили, что сюда вошли и все налоги вместе с чаевыми. В принципе грех жаловаться, обед был приличный. Арабские салаты вновь оставили меня равнодушным, зато горячее сильно порадовало. Пресловутый мэнсаф был всё также костист, зато курица и говядина были приготовлены великолепно. Не подкачали и гарниры, но несмотря на великолепие риса, предпочтение было отдано встреченному в этой тревожной обстановке старому верному другу – картофельному пюре.

Замок крестоносцев Карак оказался гораздо больше уже виденного Аджлюна, мощные укрепления солидно смотрятся и сегодня, лучший вид при подъезде к этой громаде, вознёсшейся на высоту 900 м от уровня моря. Недаром этот замок во времена крестовых походов держал в страхе всю округу, а арабский Суворов Сала ад-Дин захватил этот замок с большим трудом и после длительной осады. Сохранность у Карака тоже получше Аджлюновой. Ходим по мрачным закрытым галереям, благо сегодня туда проведено электричество, смотрим камеры подземной тюрьмы, наслаждаемся видом окрестностей. Говорят, что в этих местах похоронен Ной, то есть гора Каракского замка – один из причалов знаменитого ковчега.

Несмотря на насыщенность этого экскурсионного дня, он ещё не закончен. После Каракского замка мы направляемся к главной цели нашего путешествия – новому чуду света Петре. Петра в переводе с латинского каменная – таинственный город в скалах, построенный таинственными набатеями. Сегодняшние хозяева Петры утверждают, что набатеи – древний арабский народ, пришли в эти места из Аравии в 7-6 веке до нашей эры. Место им понравилось, и бывшие кочевники осели. Расцвет Петры пришёлся на 2 век до нашей эры, поскольку через эти места проходили важные торговые пути, в частности знаменитый шёлковый, по которому шёлк доставлялся из Китая в Рим. Почему именно через эти места ходи караваны? – набатейцы предлагали приличную крышу, куда входили: вода, защита от грабителей, комфортабельный ночлег. Брали, конечно, с проходящих караванов плату натурой, на том и богатели. Разумеется, у них нашлись завистники, в однополярном мире так долго продолжаться не могло. Мировой жандарм (тогда это был Рим), сославшись на нарушение исконных прав римских граждан на дешёвый шёлк и обвинив набатеев в производстве из пряностей химического оружия, используя катапультное бомбометание, вторгся на суверенную арабскую территорию, и в 106 году нашей эры Набатейское королевство вошло в состав Римской империи. То ли из-за терактов, то ли из-за чего-то ещё, но Петра постепенно пришла в упадок, и торговые караваны обходили это место стороной. Короткое время Петра была резиденцией местного епископа, но после создания арабского халифата и ряда землетрясений окончательно впала в забвение. Переоткрыл Петру для западного мира швейцарский учёный-востоковед и путешественник Иоганн Людвиг Буркхардт, подкупивший арабского проводника и пробравшийся сюда тайно в арабском платье под предлогом паломничества в 1812 году. Но хватит истории, читатель заскучал, а нам между тем нужно заселяться в отель. Наш отель называется Grand View, на свои четыре звезды он тянет, имеет бассейн на открытом воздухе, его шведский стол богат и разнообразен - завтрак включает свежевыжатые соки, фрукты, и даже печёный в фольге картофель. Но, как догадался владеющий английским читатель, главное достоинство отеля – потрясающий вид на скалы, открывающийся прямо из окна номера. Где-то там внизу в скалах почти тысячу лет Петра пряталась от цивилизации, и нам тоже предстоит её переоткрыть. Нам крупно повезло, мы прибыли в Петру в четверг вечером и можем насладиться устраиваемым только три раза в неделю шоу Petra by night. Стоит это удовольствие 12 динаров с носа, но оно того стоит. Наш отель имеет и один крупный недостаток, он дальше всех расположен от современной и древней Петр, но тут уж, как говорится, или или. Чтобы попасть на шоу, нам нужно брать такси, мы договариваемся с нашим водителем, предварительно справившись у независимых источников о ценах, он с нас берёт по максимуму 10 динаров, но сюда входят и дополнительные услуги – он сопровождает нас до входа, ждёт окончания шоу, повышается наша безопасность – садиться ночью к незнакомому водителю в машину минимальный, но риск. Короче, мы не возражаем, тем более, что всегда можем скорректировать ситуацию, внеся изменения в финальную сумму чаевых, которые здесь обязательны и прайс-лист с размером которых был нам своевременно вручён отправляющей турфирмой.

Итак, новые паломники собрались, народу много – человек 50, нас кратко инструктируют на английском, идти строго за проводником, не шуметь, для любования звёздами останавливаться, иначе можно поскользнуться, упасть, потерять сознание… и далее по знаменитому тексту. Инструктаж не до всех доходит, слышится жалобное, произнесённое с японо-китайским акцентом "ай донт спик инглись", народ смеётся, но терпеливый экскурсовод повторяет самое существенное на испанском. После инструктажа отправляемся в путь. Путь нас освещается двумя рядами фонарей, устроенными на манер китайских – внутри пакета из вощёной бумаги парафиновая свеча. Путь неблизкий, это ж какое терпение нужно иметь, чтобы зажечь столько свечей, и состоит из двух частей, кстати, путеводитель подсказывает, что свечей 1800. Первая часть пути проходит по открытой местности, а вторая через ущелье в скалах. Мы законопослушны, поэтому периодически останавливаемся, чтобы посмотреть наверх и полюбоваться звёздной рекой, струящейся между скал. Наконец мы на месте, перед самым узнаваемым и тиражируемым образом Петры Сокровищницей, она же Казначейство, она же Казна или Хазне по-арабски. Пространство перед этим высеченным в скале чудом заполнено сотнями свечей. К сожалению, запечатлеть эту красоту на фото или видео плёнку не получается, слишком мало света, Казна остаётся тёмной и таинственной, и ждёт своего утреннего открытия. Подходящий народ в трансе от восхищения. Все рассаживаются, подошедшие раньше, мы в их числе, на скамейки, которых немного, остальные прямо на песок. Проводник рассказывает об открытии Петры и о программе шоу. Нас обносят чаем, а после этого звучит музыка. Первая композиция исполняется на каком-то древнем арабском инструменте, предке виолончели, как авторитетно заявляет дочь. Далее вступает флейта, она звучит сначала изнутри Сокровищницы, что создаёт определённый акустический эффект, а потом исполнитель выходит на освещённую свечами площадь. Не все композиции инструментальны, некоторые исполняются ещё и голосом. Когда музыка стихает, долго висит тишина, толпа заворожена. Но какое-то время спустя, оказавшиеся совсем рядом торговые палатки зажигают свет, и начинается торговля сувенирами, а мы, не имея сил и дара изгнать торгующих из Храма, покидаем его сами.

Чтобы достойно завершить день, решаю полежать в тёплой ванне с бокалом чего-нибудь холодного, но в тоже время согревающего. Увы, это невозможно, ванна в номере лишена затычки. Умывальник затыкай, пожалуйста, пробка имеется, но к ванной она не подходит. Собственно та же ситуация была и в Arena Space в Аммане, но мы тогда сочли это досадным недоразумением, а разбираться с администрацией не было времени. А оказывается это система, а с системой нужно бороться, поэтому посылаю жену на переговоры, возвращается она без пробки, ею уверили, что затычки от ванной не существует, дескать, у них не приняты подобные водные процедуры.

Утром мы бодры и веселы и готовы к открытиям. Путь к Сокровищнице можно проделать пешком, а можно верхом. Гид говорит, что поездка на лошадях оплачена принимающей стороной, и если мы хотим на них проехать мы должны всего лишь заплатить чаевые по 2 динара погонщикам. Дочь наотрез отказывается ехать на лошади, уж больно резвы арабские скакуны, и мы бредём пешком. Собственно путь нам известен и мы довольно быстро доходим до узкого прохода между скалами, это ущелье Сик. Именно по нему мчался Индиана Джонс за Великим Граалем в Последнем крестовом походе. Именно до этого места довозят арабские скакуны желающих туристов, далее можно следовать на повозке, цена от 5 динаров, но место такое, что, поверьте, его стоит пройти пешком. Каждый шаг открывает новые виды на громоздящиеся по бокам скалы, они причудливой формы и интересного окраса, я включил камеру и снимаю наш поход в режиме реального времени. В середине пути ты уже не понимаешь, где находишься: в каком месте, в каком времени, на каком свете, так могла бы, пожалуй, выглядеть дорога в ад, во всяком случае, в экранизации Божественной комедии. Так как дорога по вчерашней ночной экспедиции нам знакома, Сокровищница не открывается перед нами неожиданно, мы знаем, что она вот за этим поворотом, но её вид всё равно потрясает. В Петре много таких чудес вырезанных из камня, здесь он податлив, но Сокровищница, благодаря своему положению в конце ущелья, куда почти не заглядывает солнце и ветер, сохранилась лучше всех. Сокровищница это такой мавзолей в скалах, гигантский барельеф, напоминающий видом помесь античного храма с христианским собором. Неужели набатеи сами придумали эту архитектурную форму, уж больно их колоны похожи на греко-римские, но гид объясняет, что набатеи заимствовали архитектурные изыски у многих народов, а строили на свой вкус. Например, барельефы ряда гробниц, расположенных дальше, украшены изображениями поднимающих с двух сторон ступеней, гид сказал, что это типичный йеменский стиль, а лично я увидел сходство с формой индейских ступенчатых пирамид, "разрез" которых и изображён. Площадка около Казны самое оживлённое место в Петре, кроме толпы туристов здесь толкутся и местные аборигены, часть из них одета то ли в набатейские, то ли в древнеарабские одежды, тут и "древние" воины, и "древние" ремесленники, предлагающие свой товар, и погонщики верблюдов со своими питомцами. Особо ленивые путешественники могут с колесниц пересесть на этот вид транспорта, цены от 5 динаров.

Петра это, прежде всего, гигантский некрополь, людей победнее тут хоронили в небольших рукотворных пещерах, близлежащие скалы так и пестрят многочисленными отверстиями, для людей побогаче входы в загробный мир украшены барельефами. Всё это можно наблюдать либо снизу, либо поднявшись по одной из тропок на смотровые площадки. Оставили следы своего пребывания в Петре и римляне – в скалах вырублен амфитеатр, желающие могут и сегодня отдохнуть на его ступенях, обозревая окрестности, кроме того, римлянами проложена мощёная булыжником дорога, ведущая, конечно, к храму, точнее к его развалинам. Но Петра славна не римскими развалинами, их можно наблюдать и в других местах, поэтому цель наших передвижений по Петре иная. Кроме Казны существуют ещё две главные достопримечательности Петры, это могила Аарона, Гаруна по-арабски, брата Моисея и Монастырь, по-арабски Дейр. Усыпальница Аарона, туда якобы и собирался лжепаломник и переоткрыватель Петры Иоганн Буркхардт, была сооружена по приказу мамелюкского султана Аль-Назир Мухаммеда, находится на вершине крутой горы, путь туда долог и опасен. Наш гид Мадж побывал там всего один раз, будучи школьником, и вспоминает об этом восхождении как о самом большом кошмаре своей жизни. Монастырь тоже расположен высоко в горах, но дорога туда полегче. Кстати, существующие названия достопримечательностей Петры: Казна, Монастырь, Дворец и т.п. давались людьми с буйной фантазией, но скудными познаниями в набатейской истории, поэтому никак не связаны с истинным предназначением поименованных объектов, большинство из которых усыпальницы. Мы решаем осмотреть Монастырь. Мадж слабо отговаривает: " уже жарко, вам будет трудно, особенно девочке, вам придётся пройти в общей сложности 15 километров, я с вами пойти не смогу, моя страховка кончается у подножья, дальше моя фирма за меня не отвечает". Но наше решение твёрдо, не для того в такую даль тащились, чтобы чего-нибудь не увидеть. И мы начинаем подъём. В принципе не обязательно это делать пешком. Тут и там снуют бойкие арабские ребятишки на осликах, оставляющих тут и там свои "визитные карточки". Эти "пахучие карточки" специальный человек периодически сметает в пропасть. Юные водители зазывно кричат: "taxi up, taxi down, taxi with air condition". Но наш гид пользоваться осликами не советует, при подъёме вверх это опасно, ослик на четырёх ногах, да спотыкается, а при спуске вниз, поскольку видишь надвигающиеся на тебя пропасти, страшно. Во время восхождения, нам попадались навстречу туристы на осликах, у некоторых лица с выпученными глазами были неестественно красного цвета. У каждого из нас своя тактика подъёма, дочка выбрала спокойное равномерное движение, я предпочитаю короткие интенсивные "перебежки" с последующим отдыхом. Периодически останавливаем жену, порывающуюся купить редкие набатейские монеты, которые здесь продают на каждом углу, точнее выступе. Наш путь труден, но живописен, и когда кажется, что силы на исходе, мы замечаем выглядывающий из-за скал кусочек колоны. Итак, мы у цели. Монастырь не открывается как Сокровищница неожиданно и сразу, он расположен сбоку от тропы, но это не снижает остроту восприятия. Впечатления от осмотра Монастыря не уступают ощущением от осмотра Сокровищницы. Во-первых, доставшееся с трудом всегда ценится выше, во-вторых, тут спокойнее, меньше туристов, больше точек обзора. Что же такое монастырь? Если сказать одним предложением, Монастырь представляет собой более грубую копию Сокровищницы, но есть такие слова и творения, которые, даже будучи многократно повторенными, не становятся менее прекрасными. Кстати в Петре есть и ещё одна копия Сокровищницы, но совсем бледная, почти окончательно стёртая ветром и временем.

Отдохнув, попив воды, насладившись видами не только монастыря, но и окрестных гор-пропастей, начинаем спуск, злорадно посматривая на поднимающихся вверх измождённых товарищей по счастью. Осмотрев ещё ряд менее значимых экскурсионных объектов, пускаемся в обратный путь, путь этот даётся с большим трудом, мы реально устали. Кстати, как потом выяснилось, арабы так и не раскрыли всех своих тайн европейцам. Дело в том, что в Петру существует другой, заповедный путь в обход знаменитого ущелья Сик. По этому пути в Петру можно въехать хоть на джипе, собственно бедуины, занятые в туриндустрии, так и делают. Кстати, эта дорога проходит мимо залежей разноцветного песка, который умельцы насыпают специальным образом в специальные бутылочки, создавая "песчаные картины", а потом продают бедным и не очень туристам. Стандартный сюжет – горы, пустыня и бредущие под надписью "Jordan" верблюды. Кстати, одну такую бутылочку подарил дочери наш путе-водитель Насер, причём изготовленную по индивидуальному заказу, вместо стандартной надписи красовалось дочкино имя. Мы были тронуты. Мажд встретил нас как героев. Он сказал, что никто из русских туристов, с которыми он работал, не добирались до Монастыря. Возможно это и преувеличение, поскольку общаясь на отдыхе с другими туристами, русскими и из других стран, мы не встретили ни одного, не видевшего Монастыря, но услышав похвалу Маджа мы надулись как индюки и вообразили себя путешественниками круче Индианы Джонса, он то добрался только до Сокровищницы.

Наша экскурсионная программа окончена, и следующие два дня нам предстоит провести на Красном море в Акабе. Наш новый отель, так же как и предыдущий Grand View, имеет говорящее за себя название "Coral Bay" и тоже далеко расположен от города. Правда, между отелем и Акабой курсирует специальный бесплатный автобус. Ну как бесплатный, как всё у арабов, бесплатный условно, билеты по динару с носа. Для сравнения замечу, что такси стоит 5 динаров. И нам довелось наблюдать, как группа туристов, судя по применённому ноу хау из Израиля, пытались крупно сэкономить на поездке, забравшись в такси вшестером. Итак, заселяемся в отель, после долгой дороги очень хочется помыться, внимательный читатель помнит, как я страдал от отсутствия пробок в ванных, захожу в номере в места общего пользования, и сразу жена и дочка слышат мой гомерический хохот. Дело в том, что тут есть затычка, но затыкает она слив в душевой кабинке. Зато есть балкон с видом на море и пляж с финиковыми пальмами. Спускаемся к пляжу, здесь к нашей радости встречаем пару из Белоруссии. Мы познакомились с ними ещё при отлёте в Домодедово, у них немного другая программа путешествия, в Coral Bay они уже два дня, поэтому на правах старожилов проводят с нами-новичками подробный инструктаж. Сообщают, что кормёшка тут не очень, явно не четырёхзвёздная, но главное передают завет, переданный им русскоязычными туристами, отдыхавшими ранее, которые его получили от ещё более ранних, и так далее по цепочке. Завет следующий: АККУРАТНЕЕ С ФРИГОБАРОМ. Мол, фирменная фишка этого отеля приписывать лишнее при чекауте за невыпитое из фригобара. В каждом номере есть опись всего, что должно там содержаться, и при обнаружении несоответствия недостачу дерут с клиента, и ничего не докажешь. Поэтому первым делом необходимо проверить соответствие списка и содержимого. Мы пытаемся слабо возражать, во всех предыдущих отелях ничего не проверяли, нам верили на слово. Ребята уверяют, что здесь эта халява не прокатит. В смятении возвращаемся в свой номер и с трепетом открываем бар. Там куча всего, опись тоже большая. Господи, неужели нужно сверять всё по наименованиям, читать этикетки, находить названия по списку! Решение проблемы приходит неожиданно, мы не будем сверять содержимое, а просто пересчитаем количество единиц хранения в баре и по списку, то есть сверим только контрольные суммы. Выявлено крупное несоответствие, в баре на 15 единиц меньше, мы в ужасе. Идём на ресепшн с прайс-листом и сообщаем о возникшей проблеме. Нам обещают разобраться, но ничего не происходит. Мы люди настойчивые и обращаемся к администрации вторично. Дело кончается тем, что наутро администрация изымает все прайс-листы из всех номеров. При выписке нам опять верят на слово. Тревога оказалась ложной, и мы зря ставили администрацию на уши.

Пока речь шла только о недостатках отеля Coral Bay, пора поговорить и о достоинствах. Главное, искупающее все недостатки - наличие "собственного" кораллового рифа. В отеле можно взять напрокат маску, трубку, ласты (2-1-2 динаров в день соответственно) и заняться сноркеллингом – плаванием на поверхности и наблюдением за морским дном. Чудеса начинаются буквально через несколько метров от берега. Рыбы самых невиданных форм и расцветок выплывают из коралловых зарослей и дают собою любоваться. Сами кораллы тоже живописны, они разнообразны, их "щупальца" шевелятся и отсвечивают всеми цветами радуги. Можно следовать за понравившейся рыбой, курсировать вдоль рифа, а можно просто зависнуть над каким-нибудь местом и наблюдать подводную жизнь в её первозданности. Особенно прекрасны подводные сады часов в 12, когда солнце проникает в воду почти вертикально и его мягкий рассеянный свет наиболее эффектен. Глядя на всё это великолепие, понимаешь, что человеку бессмысленно тягаться с природой, всё самое прекрасное, созданное им, ничто перед природными творениями. Первые несколько часов мы почти не вылазим из воды, бурно делимся впечатлениями - а ты такую рыбу видел, а такую, а я такую видела, а я такую видел. Следствием такого неумеренного любопытства становится сгоревшая спина, и следующий день приходится плавать, как и многим здесь, в футболке.

У нас оплачены только завтраки, поэтому ужинать ездим в Акабу. Нам рекомендовали два ресторана Али бабу и Капитан. Из боязни, что у Али бабы официанты – разбойники, выбираем Капитана. Ресторан приличный, демократичный и недорогой. Его посещают и русские туристы, и арабские шейхи. Ну может не шейхи, но мы сами видели араба в национальной белой одежде и три его жены в чёрном с закрытыми лицами. Было забавно наблюдать, как эти женщины едят, пронося пищу под покрывающую лицо ткань так, чтобы никто не дай бог не увидел их ртов. В ресторане мы попробовали и свежевыловленную рыбу, и гриль микс, состоящий из кебаба, кусочков курицы и баранины, всё очень вкусно. Единственный недостаток ресторана – там не подают спиртное. Ужинали в Капитане два раза. Каждый раз оставляя по 20 с небольшим динаров за троих.

Акаба единственный морской курорт Иордании на Красном море, расположен напротив израильского Эйлата, который хорошо виден с берега, так же как и египетская Табу. Акаба находится в свободной экономической зоне, что должно благоприятствовать шопингу. Правда, ничего интересного в этом плане нам на глаза не попалось. Золото, которое по уверениям разных рекламных источников интернета должно было стоить порядка 10$ за грамм, стоило, по крайней мере, вдвое дороже. Но унывать не стоит, ведь в Акабе дешёвый алкоголь, цены чуть-чуть выше, чем в Duty free. Чего в Акабе много, так это орехов. Продают на каждом углу, но цены фиксированы и торг если не неуместен, то бесполезен. Фисташки, кешью стоят по 5 динаров за килограмм. Цены прописаны "арабо-арабскими" цифрами. Наша дочь их быстро выучила, поэтому объясняла нам, что почём. Этим она так поразила арабских продавцов, что они даже спросили, говорит ли она по-арабски. Вообще отношение здешнего населения к приезжему значительно улучшается, если он знает хотя бы несколько арабских слов: шукран-спасибо, квейс-хорошо, миш квейс–не хорошо. Так в процессе торга в сувенирной лавке сказанное мной вовремя "сэбаташр" (17 по-арабски) сильно удивило продавцов и решило дело. Шатаясь по акабским улицам, захотели попробовать национального фастфуда. Выбор между прозаичной шавермой и более экзотичным фалафелем был сделан в пользу последнего. Фалафель это обжаренные в кипящем масле шарики, по вкусу и виду это тефтели, если бы не одно но, блюдо это вегетарианское, делается из гороха и чего-то ещё. Таким образом можно наслаждаться мясным вкусом, не переживая за участь бедных животных и уровень собственного холестерина. Фалафель можно брать на развес, а можно в хлебной лепёшке с разными салатами-наполнителями.

Утром третьего дня в Coral bay мы проснулись рано. Нас разбудили выстрелы, стреляли из крупнокалиберного пулемёта. Учитывая специфику региона и близость границы с Израилем, нервам было щекотно. Кстати, перемещаясь по дорогам Иордании, периодически сталкивались со стрелкой, на которой написано Iraq. Наш водитель постоянно шутил по этому поводу: "Свернём"? Почему бы нет – поддерживали его шутку мы. Да, так о выстрелах, читатель также как мы с городом подумали, ученья идут. Так и оказалось, но зачем их устраивать в 5 утра напротив курортного отеля?!

За нами должны были заехать, чтобы везти к Мёртвому морю. К нашей радости это оказался наш старый знакомый Насер. В своё время поздно выехав из Петры, мы не успели побывать в ландшафтном заповеднике - пустыне Вади Рам, да его и нет в нашей тур.программе, поэтому решаем сделать это сейчас. Он находится несколько в стороне от маршрута, поэтому с нас дополнительные чаевые. Пустыня Вади Рам позиционируется в путеводителях как марсианский пейзаж. Скажу честно, я на Марсе не был, но мне кажется, что песок там значительно краснее, чем на Вади Рам. Хотя, действительно, Вади Рамский песок имеет розовый оттенок, и творцам Американской Марсианской Программы это можно как-то использовать. Кроме моря розового песка в Вади Рам обращают на себя внимания скалистые острова, основательно разрушенные солнцем и ветром. Смотрится действительно живописно, но до катарсиса не доводит. В эту пустыню есть туры с ночёвкой. Привозят сюда под вечер туристов, катают по барханам на джипах, дают понаблюдать закат, кормят мясом, приготовленным на раскалённых камнях, и после танцев живота, нет, не от недожаренного мяса или немытых фруктов, там, между прочим, все удобства имеются, укладывают спать в палатки под звёздами. Думаю, интересно, но, к сожалению, рекламы подобных туров в гостинице мы не видели, и нам их никто не предлагал. Какие-то иорданцы в этом плане ленивые, не хотят на туристах зарабатывать. Кстати, туризм вторая статья доходов иорданской казны, первая – минеральные удобрения. А нефти у них нет вообще, зато иорданцы более веротерпимы и либеральны, чем, например, Саудовская Аравия или Объединённые Эмираты. Может это как-то связано? Избыток полезных ископаемых, нефти в первую очередь, толкает к радикализму, фундаментализму, шовинизму, экстремизму. Хотя недостаток, видимо, толкает сильнее. Так об иорданском либерализме. Они пускают к себе жителей Израиля и туристов, имеющих израильскую визу в паспорте, чего большинство арабских стран не делает. Живут в летоисчислении от Рождества Христова, а не от Рождества Мухаммеда, как это принято во многих исламских странах. Их женщины не закрывают лица, носят джинсы, работают.

После осмотра Вади Рам у нас запланировано Мёртвое море, но наш водитель Насер вносит в программу коррективы. Он утверждает, что мы должны заехать к нему домой пообедать. Он нас угостит маклюбой, ещё одним знаменитым арабским блюдом. Нам неудобно, мы протестуем, но Насер непреклонен, и мы сдаёмся. В конце концов, какая нам разница, где обедать, а Насера мы можем отблагодарить соответствующими чаевыми, здесь это принято и чаевые никого не унижают. Господи, осталась ли на земле ещё страна, где чаевые унижают?! О способности арабов к торговле и денежным манипуляциям написано много. Их часто обвиняют в вымогательстве и применении недопустимых приёмов. Наш опыт подсказывает, что это справедливо лишь отчасти. Нас никто не принуждал оплачивать обед, решение оставляли на нашей совести. И даже если угощали нас не от широты душевной, а в расчёте на чаевые, угощение остаётся угощением. Встретили нас тепло. Дома была жена, две дочери и младший сын. Поскольку наша дочь почти ровесница дочерям Насера, они её сразу забрали в свою комнату. Объяснялись "на пальцах", поскольку английским девочки владели слабо. Подарили на память о встрече предмет со страшным названием "хиджаб" (почти джихад, не правда ли), который оказался всего на всего обыкновенным платком. При помощи этого платка арабские женщины убирают волосы, повязывая его на манер русских крестьянок. И чего было во Франции поднимать бурю из-за ношения хиджаба школьницами. Вполне гигиенично и безобидно. Конечно, у арабских женщин в гардеробе есть и более радикальные головные уборы. Один из них хемар. Это многослойный платок обычно чёрного цвета. Дома, в кругу семьи правоверная магометанка носит его, покрывая волосы, но оставляя лицо открытым. Если наведываются близкие родственники, на лицо опускается один слой хемара, глаза открыты, а лицо под вуалью. Если заходят знакомые, опускается ещё один слой, под вуалью глаза, а черты лица практически неразличимы. Ну и для встреч с незнакомцами есть ещё один слой – не видно ничего. В Иордании хемар практически не носят, ну разве, чтобы не травмировать своим видом окружающих.

Я тут травлю байки, а читатель проголодался, ждёт не дождётся описания маклюбы. Маклюба дословно переводится как "перевёрнутая" и представляет собой разновидность плова. Готовится следующим образом, в казане на кипящем масле обжаривается мясо, потом добавляются овощи – морковь, цветная капуста, картошка, сладкий перец. Далее засыпается рис и сверху для вкуса и аромата – орехи. Ничего не перемешивается. Когда рис сварится, содержимое казана переворачивается на большое блюдо. Дочке с женой очень понравилось, а мне показалось немного жирновато. Чтобы избыток жира не чувствовался к маклюбе нам подали овощной салат с уксусной заправкой и молочный продукт, напоминающий по консистенции нашу сметану, но с более кислым вкусом. Перед обедом нас молитвой не мучили, а после научили, как поблагодарить за трапезу Аллаха. Кстати об Аллахе, стены квартиры украшены золочёными рамами. В них золочёными буквами суры Корана.

С трапезой покончено, и мы движемся к Мёртвому морю, которое расположено метров на 100 ниже уровня других морей. Заселяемся в четырёхзвёздный Dead Sea Spa. Dead sea понятно, Мёртвое море, а что означает spa, - вопрошает жена. А это такая приставка, пересказывает известную курортную шутку дочь, которая позволяет с отдыхающих брать лишнюю сотню долларов в день. Тепло прощаемся с Насером, и пока наши вещи доставляются в номер, осматриваем территорию. Территория нравится, много зелени, несколько бассейнов, куча водных аттракционов – горка, фонтанчики. Хотя уже 4 часа дня, очень жарко, мы направляемся в номер. Боюсь, номера тут вообще не убирают, пытаюсь шутить я. "Почему", - спрашивают жена с дочерью, "так тут же грязь целебная". Несмотря на мои прогнозы, номер оказывается большим и чистым, пробки в ванне, разумеется, нет, но простим им, вода тут в дефиците. Переодеваемся и движемся на пляж. По пути попадаются люди, вымазанные чёрной грязью. Перво-наперво решаем искупаться. В рассказах о Мёртвом море написано, что заходить в него нужно в специальной обуви, иначе поранишься о солевые кристаллы. Оказывается нет, обувь нужна только, чтобы не обжечь ноги о песок, а в море можно войти босиком. Вода мутная, очень тёплая и какая-то маслянистая. Никакой флоры, фауны в Мёртвом море нет, там живёт только два вида каких-то бактерий. Правда, в сувенирном магазине нам предлагали рыбок из серебра, позиционируя их как fresh fish from Dead sea. Периодически попадаются ямки "грязекопателей", поэтому нужно быть осторожным. Теперь о плавании в Мёртвом море, утонуть там, конечно, нельзя, но захлебнуться можно. Плавать на животе вообще неудобно, возникающий крутящий момент норовит окунуть тебя лицом в солевой раствор. Приспосабливаюсь плавать на спине, раскинув ноги на ширину плеч для, как говорят судоводители, остойчивости, и орудуя руками на манер вёсел. Только ни в коем случае нельзя поднимать брызги, чтобы не попасть в глаза. После небольшой практики, получается перемещаться вперёд-назад и делать повороты. Если просидеть в воде достаточно долго, тело начинает щипать. Обмазываемся грязью, которую добываем, роясь в воде на мелководье. Ходить намазанным грязью получается минут 10-15, потом начинает щипать лицо, и мы смываем грязь под душем. Процедуры повторяем. Поправивши таким образом своё здоровье, решаем запасти целебной грязи впрок. Тут к этому решению приходят многие. Грязь набивают в пластиковые бутылки, вот, доложу я вам, пытка. Через несколько минут грязедобычи пальцы начинает щипать и саднить, мытьё их в Мёртвом море почти ничего не даёт, поэтому удобнее использовать пластиковые бутылки из-под сока, они с широким горлышком. Слишком увлекаться заготовкой грязи не рекомендуется, она страшно тяжёлая.

На десерт в этот день у нас был закат над Мёртвым морем. Достойное зрелище, поверхность моря абсолютно гладкая, отражение идеальное. Солнце после небольшой паузы, скрылось за горами, скрывающими от нас Иерусалим. Утром, чтобы везти нас в аэропорт, за нами заехал новый водитель. Оказалось, мы с ним почти ровесники. По образованию он инженер-электрик, но водителем работать выгоднее. Чтобы возить туристов из разных стран, он выучил кучу языков, даже португальский. Дрога – вставляю я единственное известное мне на португальском слово, означающее высшую степень восторга. Кстати, им почему-то португалоязыкие переводят разные "fuck" и "sheet", встречающиеся в англо-американских фильмах. Немного беседуем о политике. Наш водитель повторяет известный лозунг, что нет плохих религий или народов, есть плохие люди. От него же узнаём, что арабский (исламский) мир не един, что сунниты ненавидят шиитов, те отвечают им взаимностью, и относятся к "двоюродным братьям по вере" хуже, чем к христианам. Узнаём, что иорданцы дружат с иракцами и сирийцами, но недолюбливают саудитов. В общем, не всё так безнадёжно, и исламская угроза, поскольку в стане исламистов нет единства, не такая и грозная. Разговор плавно перетекает на семью и увлечения. У нашего водителя всего двое детей – мальчик и девочка, и ему достаточно. Он любит западную музыку, ставит нам диск с Boney M, Abba"ой, этот диск он записал сам, скачав из интернета. А мы рассказываем, что наша дочь увлеклась арабской музыкой, накупила дисков. Нет проблем, заявляет водитель и меняет диск. Звучит зажигательная арабская мелодия. Водитель, хотя машина несётся под сто, отрывает руки от руля, чтобы воспроизвести характерные движения арабского танца. А машину пустить в такт змейкой? - шучу жестами я. По дороге в аэропорт нас, разумеется, завезли в сувенирный магазин. Набрали на подарки-сувениры мыла и тюбики с добавлением продуктов Мёртвого моря. А что, можно подарить начальству, коллегам по работе, дальним родственникам, особенно если имел тайное неисполненное желание смешать их с грязью.

Добрались до аэропорта и долетели без приключений, с удовольствием посмотрев во время полёта фильм о подводной жизни Красного моря. Москва встретила нас тридцатиградусной жарой. Сами мы люди не местные, и до возвращения домой, нам предстоит ночёвка в Москве. Направляемся в гостиничный комплекс Измайловский. Номера тут продают прямо у метро, но есть сложности – нас трое, а у продавцов все номера двухместные. Предлагают брать либо два номера, либо приготовить 500р. для охранника, который закроет на одного из нас глаза. Но гостиница не тюрьма, мы на следующий день планируем ещё погулять по Москве, да и спать втроём на двух кроватях не очень удобно. Наконец потратив изрядно времени и эмоций, заселяемся в номер с дополнительной раскладушкой. Дочка надоедает наивными вопросами: входит ли в стоимость завтрак, и шведский ли на завтрак стол, есть ли в гостинице бассейн. В номере душно, она пытается включить кондиционер, вертя какую-то ручку в стене, я поясняю, что кондиционера нет, а эта ручка от радио. Ночью изнываем от жары, так от жары мы не страдали за всё время нашего путешествия, открытое окно прибавляет шума проходящих ж.д. составов, но не прохлады. Наутро дочь задаёт нам ещё один риторический, сокраментальный вопрос – почему всегда, когда я возвращаюсь из-за границы, я перестаю уважать свою страну? А действительно, почему?

Опубликовано: 14.11.2008 6:39:00
Автор: С.Серый
Просмотров 943